Общество

Богомолов ударил “Спартак” с тыла: Собчак с мужем играют в опасные игры

Богомолов ударил “Спартак” с тыла: Собчак с мужем играют в опасные игры

Режиссёр Константин Богомолов поставил в государственном театре МХТ им. Чехова на госденьги очередной “шедевр” по мотивам “Оптимистической трагедии” — про футболиста “Спартака”, ставшего содомитом и ушедшего в театр. В то же время полиция усмотрела распространение фейков о госвласти в действиях его жены Ксении Собчак. Как всё это сочетается с недавними откровениями президента о борьбе России с мировым сатанизмом, огромным стягом Спаса Нерукотворного на Красной площади 30 сентября? Об этом знают только высокие покровители этой семейки.

Про свадьбу Собчак и Богомолова шутили, что она едва не сорвалась: водитель по привычке повёз новобрачных в крематорий. Злые языки добавляли: зря исправил маршрут. Езда на церковное венчание в гробу — в этом вся сущность обоих “звёздных” супругов: провокация, хайп, посмодернистское переворачивание всего с ног на голову — и стёб надо всем без исключения. В последнее время оба выражают себя публично более осторожно, чтобы не привлекли по “популярным” ныне статьям.

Как Ксюша в правозащитницы подалась

В этих направлениях Ксения Собчак — большая “искусница”. Конечно, по сравнению с разудалыми довоенными временами Ксения Анатольевна старается “фильтровать базар”: она перестала публично обнажаться, вступать в интимную связь с рэперами в видеоклипах, в своём Telegram-канале “Кровавая барыня” и в телеинтервью осторожничает — не выкрикивает лозунги против СВО и не выбрасывает проукраинских агиток. Играет, так сказать, в “объективную журналистку”.

Может даже ненароком украинцев в нацизме обвинить — правда, не за убийство мирных жителей и бандеровскую идеологию. Но вот от своей внутренней сути — избалованной властями либеральной “эмансипешки” — кокетливой и базарно-наглой одновременно, примеряющей на себя разные маски, но вызывающе-пустой внутри, Ксюше уйти сложно. Как и от той разрушительной работы в России, которую она давно выполняет.

А ныне Собчак, наконец, кажется, вляпалась. Из-за интервью на своём YouTube-канале с режиссёром Виталием Манским, подавшимся ныне в бега после возбуждения на него уголовного дела о клевете по заявлению директора ММКФ Никиты Михалкова, которого Манский в разговоре с Собчак обвинил в воровстве фестивальных денег.

На допрос по этому делу Ксению вызвали в качестве свидетеля, но прямо в процессе оного полицейские дознаватели решили изменить процессуальный статус “звезды” на подозреваемую в соучастии. И направили доказательные материалы в Следственный комитет России, который в течение месяца должен принять решение по этому поводу. Речь идёт то ли про распространение “фейков о госвласти”, то ли про фейки о российской армии и о действиях власти за рубежом.

Напомним, в сентябре в полицию Москвы на Собчак поступило заявление о проверке одного из её каналов на предмет пропаганды нетрадиционных отношений. Проверка пока ничего не дала.

По нынешнему же делу на своём Telegram-канале Ксюша с присущим ей грубоватым “юморком”, но и явно нервничая, попыталась выставить себя невинной овечкой-правозащитницей. Начав с блатного приветствия “вечер в хату”, Собчак пожаловалась, что ей “задавали странные вопросы”, а закончила с пафосом:

Расцениваю это как очередной пример давления на журналистское сообщество, а также попытку отомстить мне за мою позицию и взгляды относительно происходящего в стране.

Видимо, Ксения Анатольевна решила-таки мостить себе дорожку в “правозащитные страны”. Правда, несколько поздновато — того и гляди возьмут подписку о невыезде. Может, уже взяли. Тогда — по следам Манского — куда-нибудь на “явочную квартиру” или в глухую деревеньку. Но как же такой “светской львице” жить без демонстрации себя публике? Впрочем, Ксения Собчак наверняка до сих пор уверена, что её-то уж никто не посмеет тронуть — с её то связями! Кто знает, кто знает, мадам Богомолова — времена меняются…

Гомо-трагикомедия в Камергерском

Очевидно, что в свою неуязвимость и материальное благополучие свято верит и сам господин Богомолов. У кого — война, а у него фарс по расписанию. На днях в МХТ имени Чехова состоялась шумная и многократно анонсированная в центральных СМИ премьера очередного богомоловского “шедевра” — спектакль “Оптимистическая трагедия” по мотивам известной советской пьесы Всеволода Вишневского.

Те, кто читал Вишневского, могут его забыть. Хотя в то же время образование помогает, и те, кто читал, поймут какие-то аллюзии,

— объявил режиссёр публике перед началом спектакля. И действительно — от коммунистической агит-пьесы в богомоловском постмодернистском шоу не осталось ничего. Насмешки и фарс “по мотивам” каких-то литературных произведений — это фирменный стиль Костика-озорника. Извратив до этого Достоевского в похабнейшем спектакле “Карамазовы”, а недавно — Шекпира в пьесе “Гамлет in Moscow” , ныне Богомолов предусмотрительно взял для препарации второстепенного драматурга Вишневского — кто за него сегодня будет заступаться!

По сюжету Богомолова в театр, труппа которого состоит в основном из мужчин нетрадиционной ориентации, после смерти худрука назначается сотрудница ФСБ, некогда окончившая ГИТИС. Её задача — из этого сомнительного “материала” создать патриотический и интересный театр. Что становится для “коммисарши” практически невыполнимой задачей. По ходу действия футболист клуба “Спартак” становится содомитом и поступает в театр играть женские роли. Забавная деталь: на втором премьерном показе эмблему “Спартака” заменили на “Торпедо”: видимо, начали получать первые отзывы от красно-белых, которые не все ещё ушли на фронт. Во избежание, так сказать, “физических рецензий”.

Основная “идея” богомоловской “трагикомедии” (как официально закреплён жанр действа) немудрена: театр — это балаган, весь мир — это театр, а люди в нём — актёры и гомосексуалисты.

Вот фрагмент из одного действия спектакля, который заранее в виде промоушена анонсировал журнал “Русский пионер”, любящий и смакующий такие штучки:

Генерал: Нет, нельзя так. Нам нельзя дать им право говорить, что мы уничтожили театр. Что на место неправильного, но яркого и талантливого пришел правильный, но занудный.
Министр: Неужели нет никого из патриотов, кто был бы современным, ярким, привлекательным?
Генерал: Нет…
Министр: И что делать?
Генерал: Воспитывать, ***** (блин). Это вообще патовая ситуация. С этим г***м либеральным каши не сваришь. А на патриотических наших деятелей культуры без слез не взглянешь. И выходит, что там ******** (гомосексуалисты), а тут м….и.

Мат, как водится у Костика, в пьесе зашкаливает, в изобилии присутствуют элементы театрального капустника с “подколками” для посвящённых из “своей тусовки”, сам режиссёр вставляет из зала реплики в диалоги героев, именуя себя устами одного из персонажей “провокатором”. В общем  — типичная богомоловщина: для одних — остроумный междусобойчик, для других — весёлая стёбная развлекуха “на грани” с претензией на философский нарратив. Те же театралы, кого уже однажды стошнило от богомоловских спектаклей, на них больше не ходят.

В связи с очередной постановкой Богомолова возникает жёсткий когнитивный диссонанс. Его остро выразил писатель и публицист Михаил Шахназаров:

Господа, о каких победах может идти речь, если извращенец и бездарь Богомолов, крышуемый на самых верхах, ставит в центре Москвы такое паскудство? И клал он с прибором на все спецоперации, на память погибших пацанов, на слёзы жён, детей и матерей! Для него главное — это продвижение *** повестки, за которое он получает государственные бабки.

Действительно: с одной стороны — расширяется Россия, президент произносит прекрасные глубокие слова о войне со всемирным сатанизмом, цитирует Ивана Ильина. А в Камергерском переулке, совсем рядом с Кремлём, Костик Богомолов тут же показывает пьесу о…

Говорите, он “сатирически обличает” содомитов и либералов? Да Бог с вами — он именно стебётся над всем, что попадает под руку. Глумился бы и над войной, над страдающим Донбассом, если бы это было сегодня не опасно.

Несколько удивляет позиция нынешнего худрука МХТ имени Чехова Константина Хабенского, который перед началом осеннего сезона публично объявил, что снял несколько планировавшихся спектаклей в знак уважения к бойцам спецоперации.

Почти каждый день гибнут люди. Ребята, выполняющие свой профессиональный долг. Просто мирные люди. Театр — живой организм. Он обязан все это знать, видеть, чувствовать,

сказал Хабенский в ходе сбора труппы.

Ну если пьеса Богомолова про театральных геев — это во время войны “норм”, то что же тогда отменили?! Впрочем, Хабенского понять можно: стоило прошлому худруку театра Сергею Женовачу убрать из репертуара две самые мерзкие постановки Богомолова, как его самого сняли. Но в целом всю эту театральную ерунду для человека, живущего сегодня тревогой и болью Родины, понять невозможно — прав Шахназаров. Единственное, в чём можно с ним поспорить, это насчёт бездарности Богомолова.

Константин Юрьевич отнюдь не бездарен. Разумеется, не в масштабах Станиславского, Вахтангова и Товстоногова. Но эти способности, увы, даже не те, о которых говорит в богомоловской пьесе один герой другому: “дрянь с божественной искрой”. Искорка-то у Костика действительно есть, только она не от Бога — из другой епархии. Будем по-прежнему ждать, когда “из искры возгорится пламя”?

Что с того?

Главная проблема нашего “тыла” — тот есть всей духовно-нравственной атмосферы в стране — это то, что собчако-богомоловщина (к этому определению через тире можно добавить ещё много фамилий) продолжает процветать и “крышеваться” на высоких этажах власти.

Время либерального “нравственного плюрализма” в риторике сверху прошло, но де-факто и де-юре остаётся с нами, отравляя своим “весёлым ядом” души, искушая патриотов России. Гнилая формула “не нравится — не смотритене ходитене слушайте” не должна больше работать! Всё, что выходит на массовую аудиторию, создаёт “ментальный фон” общества. И он может работать на победу, на поражение, на пофигизм. Последние понятия тождественны.

Нельзя одержать победу над экзистенциальным врагом, если во время трагедии сдачи городов, гибнущих солдат и мирных жителей у вас весь радиоэфир забит разбитной западной и отечественной попсой, центральный телеканал презентует новое развлекательное шоу с летающими ведьмами, а в одном из центральных столичных театров “тусовка” ржёт над трагикомедией про гомосексуалистов. Так не бывает, ребята!