Общество

Вправляем кости, зашиваем раны и обещаем, что будет не больно: Как хирург-травматолог оказывает экстренную помощь даже без анестезии

Хирург-травматолог рассказал, как он относится к боли пациентов и почему врачи не оперируют своих родственников сами.

Хирург-травматолог рассказал, как он относится к боли пациентов и почему врачи не оперируют своих родственников сами.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Вечер в одной из поликлиник Ростова. Возле травмпункта скопилась очередь. Из кабинета то и дело доносятся всхлипы. На кушетке сидит бледный парень в предобморочном состоянии, его сломанную руку тянут две медсестры, а врач в это время ставит косточки на место и затягивает все это дело гипсом.

Со стороны “репозиция” костей выглядит как настоящая пытка, но на самом деле таким образом медики пытаются восстановить руку без операции, чтобы пациент быстрее выздоровел.

Александр – молодой специалист, который пять лет каждый день сталкивается с различными травмами. На правах анонимности он рассказал журналисту “КП-Ростов-на-Дону”: испытывают ли врачи сострадание к пациентам и как им удается сохранять спокойствие в такие моменты.

ХИРУРГОВ БОЯТСЯ НЕ МЕНЬШЕ, ЧЕМ СТОМАТОЛОГОВ

– Я сижу в городском травмпункте, и тут случаются действительно невероятные истории, – говорит он. – Переломы, раны инородные предметы в теле. Все эти последствия можно устранить сразу или с помощью операции. Нас хирургов боятся не меньше, чем стоматологов, и есть за что. К нам привозят пациентов сразу после происшествий. Человек напуган, каждое движение причиняет ему боль, и он готов на все, чтобы это закончилось.

У медсестер свои приемы.

У медсестер свои приемы.

Фото: Олег УКЛАДОВ

У меня был случай, когда мужчина приехал сам за рулем с раздробленной ногой. Он был на стройке и на него упала стена. “Скорой” поблизости не было, поэтому сам доехал на своем “Зиле” прям до больницы. Мы его положили на стол, начали стягивать сапог с ноги, а он кричал от боли и даже несколько раз отключался.

ИНОГДА ЛУЧШЕ ПОТЕРПЕТЬ

– Люди думают, что мы экономим обезболивающие и поэтому мучаем людей, но это не так. В больнице есть очень скудный ассортимент обезболивающих. Если что-то несерьезное, ставят новокаин. Он очень слабо притупляет боль, но зато безвредный. Есть и другие препараты – посильнее, но на них у человека может быть аллергия. Впрочем, не везде можно применять местную анестезию, поэтому человека придется “усыплять” полностью. А это не сильно хорошо для нервной системы пациента. Поэтому иногда лучше потерпеть.

ПАЦИЕНТУ МОЖНО ПОМОЧЬ ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ БОЛЬ

– Меня часто спрашивают, как врачи относятся к боли пациентов, испытывают ли медики сострадание? Для меня, например, боль человека — это такой же признак, как и повышение температуры тела. Я понимаю, что это неприятно, но не принимаю близко к сердцу.

Сострадание очень сильно мешает в работе. Если думать о том, как человеку больно и плохо, тогда будет страх у врача, и так он точно все испортит. Медик будет меньше давить или слабее орудовать хирургическими инструментами. Нужно понимать, что только через боль можно помочь человеку.

У медсестер свои приемы.

Врач должен отключать эмоции.

Фото: Олег УКЛАДОВ

Была ситуация, когда у коллеги сын раздробил руку. Женщина так испугалась, что даже не могла закрепить мальчику руку, потому что видела, как ему больно. Она бегала вокруг и не могла ничего сделать, хотя сама врач. Случайный прохожий зажал руку и остановил кровь, пока женщина была в шоке. Именно поэтому врачи не оперируют своих родных, потому что чувства мешают и ведут к ошибкам на операционном столе.

ПОЮТ ИЛИ ВСПОМИНАЮТ МОЛИТВЫ

– При неприятных хирургических процедурах люди сильно зажимают глаза, часто дышат и кричат – “Ой, мамочки” или “Господи”. Кто-то что-то шепчет под нос. Я слышал, как люди иногда напевают песни или вспоминают молитвы.

Мы же стараемся отвлекать людей и задаем им, порой, глупые вопросы. Пациенты удивляются, но все равно отвечают. Еще медсестры используют “психологические” приемы. Одни хвалят и говорят, какой пациент молодец, а другие, наоборот, сравнивают взрослых с детьми чтобы их как-то пристыдить. На самом деле кричат все не зависимо от возраста или пола, просто делают это по-разному.

КРЕПКИЕ ОРЕШКИ

– Конечно, есть и такие люди, кто терпит молча. С ними сложнее, потому что они могут резко упасть в обморок. Как правило, те, кто показывают свою реакцию на боль и вытерпеть могут больше, отходят быстрее. Мужчины, бывает, скрывают свои эмоции и не рассказывают, где болит. И тогда трудно поставить нормальный диагноз или провести необходимые манипуляции.

Встречаются и совсем “крепкие орешки”. Однажды ко мне пришел мужик на прием. Этот “Рэмбо” умудрился вытащить большой сучок из ладони самостоятельно. Он перебил еще сухожилия на пальцах. Но вместо того, чтобы бежать в больницу, привязал к пальцам палку. Мне пришлось все зашивать, так он еще и не хотел, чтобы я его обезболивали. На самом деле боль очень сильно расшатывает нервную систему и дает нагрузку на сердце, поэтому ее лучше не испытывать без острой надобности.

ПРО БОЛЕВОЙ ПОРОГ

– Болевой порог тоже штука интересная. Пожилые люди меньше восприимчивы к боли, чем молодые. Бабушки приходят со сломанными кистями и спокойно ждут своего часа, в то время как молодые просят чуть ли не носилки, чтобы их донесли прямо до кабинета.

У медсестер свои приемы.

Главное – доверять врачу, тогда и с рукой все будет впорядке.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Был случай, когда привезли пожилую женщину: ей оторвало два пальца. Старушка пасла скот и привязала веревку от бычка к пальцам. Бык резко вскочил, и веревкой вырвало несколько фаланг. Пальцы уже было не спасти.

Как бы далеко не шагнула наша медицина, все равно боль до сих пор является спутником любой травмы, и врачи с этим ничего не могут поделать.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Спасла брата и нашла призвание: как сиделка из Ростова возвращает к жизни самых «тяжелых» пациентов

После тяжелых травм или вследствие болезни люди нередко оказываются прикованы к постели. Человек становится беспомощным, а его жизнь начинает зависеть от других. Когда у родственников нет возможности присматривать за тяжелобольными родными, они нанимают для этого сиделку. О своем нелегком труде журналисту «КП-Ростов-на-Дону» на правах анонимности рассказала ростовчанка, которая вот уже 10 лет заботится о тяжелобольных пациентах. (подробности)