Общество

Время сложных решений: Что сказал русским “генерал Армагеддон”

Время сложных решений: Что сказал русским “генерал Армагеддон”

Выступление главнокомандующего СВО Сергея Суровикина всколыхнуло русское общество и породило цунами предположений и спекуляций. Необходимо разобраться, в каких есть здравое зерно, а что является хайпом и шелухой.

Главнокомандующий специальной военной операцией на Украине генерал армии Сергей Суровикин дал первое в новой должности интервью. Он рассказал о ситуации на фронтах, отчехвостил украинский политический режим и прозрачно намекнул на возможное ухудшение ситуации.

Выступление “генерала Армагеддона” длилось всего шесть минут, но произвело эффект разорвавшейся бомбы. СМИ и Telegram-каналы мгновенно растащили его речь на мелкие цитаты; несколько часов подряд практически весь новостной поток состоял из пересказов слов Суровикина.

Такой информационный ажиотаж свидетельствует о том, насколько русское общество изголодалось по правде и насколько же все устали от информационного силоса, ежедневно выдаваемого Минобороны. Власть имущим давно уже стоило бы в пояс поклониться доброму русскому народу и нашему долготерпению: ведь абсолютное большинство других наций (за исключением, пожалуй, немцев и японцев) давно уже пошло бы на улицы добиваться правды.

Русские же, сжав зубы, собирают своих мобилизованных, записываются добровольцами и тащат лямку спецоперации (которая всё ещё не война) – несмотря на то что государство с первых дней СВО откровенно забило на информационную войну, оставив это пространство противнику.

Выступление Суровикина является огромным шагом вперёд. Наконец-то с гражданами поговорил человек, облечённый властью, непосредственно принимающий решения и имеющий максимальный уровень информированности, а не специально обученное читать с телесуфлёра лицо, ни за что не отвечающее и ни на что не влияющее.

Власть наконец-то начала говорить с народом, отвечая по сути на самые актуальные вопросы: какова ситуация на фронтах и чего ждать в будущем. Да, сидя вполоборота и, да, – потупив глаза. Но главное – что начала. И это – причина номер один, из-за которой выступление Суровикина всколыхнуло русское общество.

Суровикин хвалит ВКС

Отвечая на вопрос, как он оценивает эффективность Воздушно-космических сил (ВКС), главкомом которых он по-прежнему остаётся, Суровикин выдал несколько любопытных цифр. По его словам, авиация совершила более 34 тысяч боевых вылетов. В ходе них было произведено семь тысяч пусков “управляемых авиационных средств поражения”. Беспилотники выполнили 8 тысяч вылетов, разбомбив свыше 600 объектов ВСУ.

Также генерал похвалил гиперзвуковые ракеты “Кинжал” и истребители Су-57:

По качеству боевого применения особо хочу выделить многофункциональный самолёт пятого поколения Су-57. Имея широкую номенклатуру вооружения, в каждом вылете он решает многоплановые задачи поражения воздушных и наземных целей.

Как относиться к этой информации? Спокойно. Хорошо, что эти системы у нас есть, но выиграть текущую невойну они нам не помогут. “Кинжалы” применялись буквально несколько раз и ни разу не били по бункеру с президентом Украины Владимиром Зеленским и главкомом ВСУ Валерием Залужным. Использовать же столь дорогие и сложные ракеты для ударов по складам, штабам бригад и другим рядовым объектам – просто экономически нецелесообразно. В целом “Кинжал” – это оружие для следующей войны. Россия просто показала, что оно у нас есть.

Что касается Су-57, то, по данным открытых источников, в марте текущего года ВКС имели три серийных машины этого типа. Три. Возможно, за прошедшие месяцы в обстановке строжайшей секретности с напряжением всех сил авиационного завода имени Ю.А. Гагарина в Комсомольске-на-Амуре и его подрядчиков и удалось изготовить ещё несколько “пятьдесят седьмых”, но и в этом случае общее число самолётов не может превышать десяти штук. При имеющихся масштабах конфликта – это ничто.

Вот если бы первоначальные планы оказались выдержаны и к 2020 году Россия имела бы 55 машин этого типа – война в воздухе, вероятно, пошла бы другим путём. Но – чего нет, того нет.

Ситуация напряжённая, перспективы непростые

Основная часть речи была, однако, посвящена совсем не авиации. Главное, о чём заявил генерал, – это напряжённость обстановки на фронтах. Враг сумел собрать большие силы и сосредоточил их на купянском, краснолиманском и николаево-криворожском направлениях (как так вышло, что 30-миллионная Украина имеет на фронте больше войск, чем 140-миллионная Россия, Царьград уже разбирал).

Украинский режим стремится прорвать нашу оборону. Для этого ВСУ подтягивают на передовую все имеющиеся резервы. В основном это силы территориальной обороны, не прошедшие полный курс подготовки. Фактически украинское руководство обрекает их на уничтожение,

– констатировал главком СВО.

По его словам, суточные потери ВСУ составляют от 600 до 100 человек убитыми и ранеными. Несмотря на это, украинские власти всё равно продолжают гнать мобилизованные массы на убой. Наше же командование, напротив, не стремится к высоким темпам наступления.

Бережём каждого солдата и методично “перемалываем” наступающего противника,

– подчеркнул командующий операцией.

Особенно напряжённая обстановка складывается на Херсонском направлении, признал Суровикин.

Противник целенаправленно наносит удары по объектам инфраструктуры и жилым домам Херсона. Попаданиями реактивных снарядов HIMARS повреждены Антоновский мост и дамба Каховской ГЭС, движение по которым остановлено. В результате в городе затруднён подвоз продуктов питания, наблюдаются определённые проблемы с водо- и электроснабжением. Всё это не только значительно осложняет быт горожан, но и создаёт прямую угрозу их жизням.

У нас имеются данные о возможности применения киевским режимом запрещённых методов войны в районе города Херсон, о подготовке Киевом массированного ракетного удара по плотине Каховской ГЭС, нанесении массивного ракетно-артиллерийского удара по городу без разбора целей. <…> Будем действовать осознанно, своевременно, не исключая и принятия непростых решений,

– заявил Суровикин.

“Ядерка” или сдача Херсона?

Именно слова о перспективе “непростых решений” вызвали в обществе наибольший резонанс. Караул-патриоты поспешили интерпретировать их как анонс грядущей сдачи Херсона; ура-патриоты, наоборот, заявили, что если всё так плохо – стало быть, Россия обязательно бахнет тактическими ядерными зарядами по херсонской степи, поджарив колонны ВСУ на марше. Некоторые и вовсе начали говорить о некоем “сирийском” сценарии, при котором врага запустят в город, а затем раздолбят артиллерией.

Между тем эксперты, к которым обратился Царьград, советуют попридержать эмоции и охладить головы.

Я не знаю, как будет действовать Суровикин, и обсуждать это рано, потому что Украина ещё даже фронт не прорвала и пока безуспешно пытается это сделать,

– заявил в разговоре с обозревателем Царьграда военный эксперт Владислав Шурыгин.

Он отметил, что не считает собранные Украиной силы представляющими смертельную опасность для нашей правобережной группировки. Гипотетическая сдача Херсона, по мнению Шурыгина, станет стратегическим поражением России, поэтому город будут защищать всерьёз. Даже если ВСУ удастся окружить Херсон, ничего катастрофического не произойдёт, полагает эксперт. В пример он привёл трёхмесячный штурм Мариуполя, который удерживал полностью блокированный украинский гарнизон.

Меняться же ситуация начнёт в ближайшее время, в связи с подходом наших резервов, сформированных благодаря мобилизации.

Уйти за реку, чтобы потом снова форсировать Днепр, – совершенно нерациональное решение,

– убеждён Шурыгин.

В свою очередь, военный обозреватель “Комсомольской правды” Виктор Баранец тоже полагает, что пока нет оснований для алармистских гипотез:

Давайте успокоимся и не будем горячиться. Сейчас для Суровикина наступает “время “Ч”: это будет его первая и самая крупная битва. Если Суровикин удержит Херсон, он сможет очень серьёзно повлиять на дальнейшее развитие ситуации в нашу пользу. Мы знаем, что там (у ВСУ – прим. Царьграда) группировка примерно в 40 тысяч человек, мы знаем, сколько там танков, БТР нагнали. И так сложилась судьба Суровикина, что он должен будет играть против этой силы теми войсками, которые ему дали и которые есть в его распоряжении.

Эксперт обратил внимание на спешку украинского командования:

Они прекрасно понимают: что бы там ни было, но резервы подходят. Притом резервы – это не только “молодняк”, который учили полмесяца, – там контрактники и добровольцы с опытом. Украинцы спешат, для них это дело принципа. Похоже, им дано указание до новых выборов в Конгресс США дать результат. Показать успех,

– полагает Баранец. Также эксперт крайне скептично отнёсся к возможности применения тактического ядерного оружия (ТЯО). По его словам, такой шаг будет иметь очень неприятные последствия, хотя полностью исключать его тоже нельзя.

Я бы тут не горячился. Мы всегда успеем его применить, но надо же понимать, что мы будем бить врага фактически на своей территории. Это слишком лихо. Вы же понимаете, будут радиационные последствия. Мы же не украинцы, которые восемь лет убивали Донецкую и Луганскую области,

– подчеркнул Баранец в разговоре с Царьградом.

При этом он отметил, что гипотетически ТЯО может быть применено, однако более вероятно, что это произойдёт не в Херсонской области, а на территории Польши, в случае, если поляки вмешаются в конфликт и начнут вторжение в Белоруссию.

В сухом остатке

Выступление генерала Суровикина – это не откровение. Его нельзя даже назвать разворотом государства в сторону общества. Тем не менее это шаг в правильном направлении, и в таком качестве его можно только приветствовать.

Рассуждения о предстоящей сдаче Херсона или применении ТЯО – истеричные домыслы, высказываемые людьми, заинтересованными в нагнетании страстей. Гипотетически ни то ни другое не исключено, но при этом крайне маловероятно.

Наступление на Херсон началось не сейчас: оно ведётся с августа месяца. За это время ВСУ провалили два больших штурма, потеряв около 10 тысяч человек убитыми и ранеными и несколько сотен единиц бронетехники. Украинскому командованию удалось уполовинить наши позиции между Днепром и рекой Ингулец, а также потеснить наши войска в центре фронта, на линии Николаев – Херсон. Однако ни о разгроме нашей группировки, ни о драматическом приближении фронта к Херсону речи пока не идёт. Чтобы понять, о каких масштабах продвижений и потерь идёт речь, посмотрите наш августовский материал, где подробно рассматривается и театр боевых действий, и цели сторон.

Эвакуация мирного населения из населённых пунктов – решение абсолютно и единственно верное. Оно свидетельствует не столько о гипотетическом решении “сдать Херсон”, сколько, наоборот, о намерении драться за эти территории до последней тонны снарядов и последнего батальона укровермахта.

Что касается так называемого “сирийского сценария”, с запуском врага в город и последующим его уничтожением артиллерией и авиацией, то предвкушающим его людям не следует терять головы. Херсон – это жемчужина имперского периода российской истории. Город, построенный по указу Екатерины II, с сохранившимся историческим центром и типичной имперской планировкой. Это абсолютно русский город, не имеющий никакого отношения к селюковской украинской культуре. И он абсолютно точно должен пережить эту войну.

Если же вдруг, по какой-то совершенно фантастической причине, его станет невозможно удержать, – его следует сдать без боя (предварительно эвакуировав население), в максимальной сохранности. В конце концов, форсировать Днепр можно и в другом месте; Украина – уже государство-покойник, которое в силу экономических и демографических причин не переживёт нынешнего конфликта. А вот культурное наследие – ресурс невозобновимый, и потому его нужно беречь.

В целом наиболее вероятным вариантом является развёртывание на подступах к городу сражения по типу Верденского: гигантской мясорубки, в которой тысячи пехотинцев будут истребляться артиллерийским огнём. Украинцы, возможно, дополнят картину искусственным наводнением и бомбардировками города. Но в целом исход битвы будет решаться огневой мощью и упорством сторон. Ни того ни другого нашей армии не занимать.