Политика

Встреча лидеров ШОС: Европа волнуется, США в бешенстве, Россия улыбается

Встреча лидеров ШОС: Европа волнуется, США в бешенстве, Россия улыбается

В XX веке новый мировой порядок был сформирован на встрече тройки Сталин – Черчилль – Рузвельт в Тегеране в 1943 году. В XXI веке он формируется сегодня в Самарканде на саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Без лишней эйфории надо признать, что нынешняя встреча глав государств ШОС в Самарканде войдёт в историю. Великое видится на расстоянии. Рассматривая детально многочисленные всплески на информационном поле этой встречи, было бы трудно вычленить что-то наиболее важное. Оставим информационным агентствам задачу детального рассмотрения подписанных на саммите Самаркандской декларации ШОС, Соглашения о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве на 2023–2027 гг. и ещё сорока программных документов по экономике, энергетике, цифровизации, транспорту, связи, инновациям и новым технологиям. Лучшим способом оценить и понять важность самаркандского саммита ШОС было бы подняться на высоту птичьего полёта и взглянуть на эту встречу в верхах… сверху. 

Глобальный охват проблем

Нынешний саммит ШОС выходит далеко за рамки региональной организации, каковой её провозгласили в самом начале пути, в 2001 году. На фоне нынешней, стремительно изменяющейся обстановки нынешний саммит ШОС имеет глобально-стратегическое значение как для её участников и “сочувствующих”, так и для всего остального мира, включая открытых и тайных её недоброжелателей. Сегодня мы стоим у истоков строительства нового мира, и ШОС является своеобразной строительной площадкой, на которой, образно говоря, уже заложен фундамент и идёт возведение самого здания. Его очертания пока только формируются. Но решение завершить строительство – непреклонно.

Глобальный охват проблем, которые попадают в поле зрения ШОС, виден из принятой на саммите Самаркандской декларации. Первое, что надо подчеркнуть: этот документ, по словам помощника президента России Юрия Ушакова, фиксирует

консолидированные позиции всех стран по вопросам дальнейшего развития организации и актуальным темам глобальной и региональной повестки дня.

То есть речь идёт о единодушии стран ШОС в оценке происходящего на международной арене. Это важно в контексте проводимой Россией СВО на Украине. Как ни странно прозвучит, встреча в Самарканде и проводимая Россией операция на Украине – это звенья одной цепи. Всё это в комплексе и есть строительство нового мира, где США уже не будут гегемоном.

Во-вторых, Самаркандская декларация претендует на всеобъемлющий документ, который не упускает ни один серьёзный вопрос, одинаково волнующий всех. Это – борьба с терроризмом и укрепление безопасности; оборона и ядерное разоружение в мире; международная торговля и нацвалюты; борьба с пандемией коронавируса; противостояние преступности и коррупции; культура, наука и туризм.

ШОС ещё далека от превращения из чисто гуманитарно-экономического в военный блок, члены которого взяли бы на себя обязательства о взаимной защите в случае агрессии извне. Однако Самаркандская декларация констатирует, что “лидеры ШОС намерены шире сотрудничать в области обороны и безопасности”, выступают “за продолжение ядерного разоружения в мире”, призывают “строго соблюдать Конвенцию о запрещении биологического и токсинного оружия”, “считают необходимым сохранить космос свободным от любого оружия и принять международный документ, чтобы не допустить там гонки вооружений”. Всё это говорит о том, что ШОС не намерена оставаться “клубом по гуманитарным интересам” и в перспективе может брать на себя решение военных вопросов в интересах безопасности своих членов.   

Инвентаризация преимуществ

Тот факт, что строительство уже идёт, и идёт без гегемона, рисует совершенно ясную перспективу: в мире точно будет мощная альтернатива агломерату НАТО – ЕС и его лидеру – Соединённым Штатам. Это уже константа современной геополитики. Более того, массовый интерес, проявленный на международной арене к полному членству в ШОС или по крайней мере к участию в процессах выработки новых глобальных решений, говорит о нескольких вещах.

  1. В мире кипит возмущение аморальной, грабительской и лживой политикой США и всего коллективного Запада. И страны, имеющие смелость заявлять о своих интересах и независимости от мнения внешних игроков, такие как Китай, Индия, Турция, Иран и другие, ищут другой модели международных отношений – отличной от моноцентричной модели, защищаемой Соединёнными Штатами. Альтернативную США модель предлагает и уже реализует ШОС, где главными движителями являются Россия и Китай.
  2. В мире назрело крайнее неудовлетворение деятельностью крупнейших некогда авторитетных структур, таких как ООН и действующих под её эгидой организаций, различных международных судебных учреждений, а также специализированных, прежде неполитических организаций, подобных МАГАТЭ, превратившихся сегодня в “обслуживающий персонал” Вашингтона. Очевидным является тот факт, что и самим США не нужна никакая ООН, если она не служит их интересам. Деятельность нынешнего руководства ООН в лице генсека Антониу Гутерриша является классическим примером услужливости интересам одного государства. В этом свете у ШОС есть все перспективы превратиться в альтернативу ООН и выработать свои – пусть и похожие на ооновские, но исполняемые всеми странами – членами ШОС нормы международного общения. В Самаркандской декларации сделан реверанс в сторону ООН. В ней говорится, что “лидеры организации продолжат сотрудничать в рамках профильных переговорных механизмов в ООН и на других международных площадках”. Однако это не отменяет факт неудовлетворения работой руководства ООН.
  3. У ШОС есть потенциал разработать механизм решения международных конфликтов (о чём подробнее скажем ниже). Всё это объясняет то обстоятельство, что ШОС стала объектом ажиотажного спроса и имеет перспективу к постоянному расширению. При этом обращает на себя внимание то, что к участию в ШОС в той или иной форме проявляют страны, имеющие интересы, совершенно противоположные интересам других стран – членов ШОС или стран, так или иначе участвующих в деятельности ШОС. Как раз это обстоятельство говорит в пользу того, что ШОС может перехватить у ООН роль глобального объединения, на площадке которого страны с различными взглядами будут решать споры ко всеобщему удовлетворению. На наш взгляд, ошибаются те эксперты, которые видят в различии позиций разных стран – членов ШОС недостаток и слабость этой организации.
  4. ШОС может стать инструментом активной борьбы против вмешательства внешних сил, в частности, США, во внутренние дела стран организации. Об этом говорил в Самарканде председатель КНР Си Цзиньпин. Агентство ТАСС цитирует его слова: “Страны Шанхайской организации сотрудничества должны не допустить цветных революций, подготавливаемых внешними силами”. В этом смысле ШОС может взять на себя те же полномочия, которыми уже обладает ОДКБ, и даже действовать в связке с ОДКБ. В этом же свете следует рассматривать возможности ШОС по борьбе с терроризмом. Действующая в рамках ШОС Региональная антитеррористическая структура (РАТС) уже хорошо себя зарекомендовала. По данным её руководителя Руслана Мирзаева, в 2021 году в государствах ШОС “предотвращено более 40 терактов, предотвращено свыше 480 преступлений террористического характера, вскрыто и пресечено 26 каналов финансирования международных террористических организаций”.
  5. Не последним, а, может быть, и первым фактором повышения роли и значения ШОС является лидирующее, инициативное участие в ШОС России и личный авторитет президента Путина, который – не побоюсь обвинения в лести – является символом нарождающегося нового мира.

Палки в колёса

Обращает на себя внимание тот факт, что ШОС – это объединение, в которое западный мир и, в частности, США не приглашены и никак там не участвуют. США пытаются подрубить ШОС, как корень, из которого обещает вырасти вредное для американского истеблишмента дерево. Именно этим объясняются такие странные “совпадения”, как очередная вспышка армяно-азербайджанского противостояния и вооружённый конфликт на таджикско-киргизской границе. Эти столкновения разгорелись именно в канун самаркандского саммита ШОС. Их задача-максимум – сорвать саммит. Задача-минимум – омрачить его и испортить общее впечатление. Эдакий креативный чёрный PR в международном масштабе.

Конфликты в Карабахе и на границе между Киргизией и Таджикистаном ставят в полный рост необходимость создания в рамках ШОС постоянно действующего механизма урегулирования подобных конфликтов. Конфликтным потенциалом обладают отношения между Индией и Китаем, Индией и Пакистаном, Ираном и Турцией. Провоцирование обострения этих застарелых конфликтов может быть в руках США инструментом для дестабилизации ШОС, создания в организации центробежных тенденций. И в этом свете постоянно действующий механизм урегулирования конфликтов, в рамках которого можно разработать некую всеми одобренную формулу достижения компромиссов, стал бы мощным средством противодействия деструктивной политике США. И первый шаг уже сделан. В Самаркандской декларации записано, что “лидеры ШОС намерены шире сотрудничать в области обороны и безопасности”. 

У Казахстана – особое мнение

В копилку гадостей в преддверии саммита ШОС Штаты бросили заявления руководства Казахстана, которые отнюдь не свидетельствуют о дружественной России позиции нынешнего казахского руководства. Буквально накануне открытия саммита ШОС министр иностранных дел Казахстана Мухтар Тлеуберди сказал, что сделки казахстанских компаний с Россией, которые потенциально могут нарушать санкционный режим, находятся на контроле властей США и Евросоюза, и с ними Казахстан ведёт “регулярные консультации”.

После такого заявления казахская делегация могла бы и не приезжать в Самарканд. Казахстан добровольно отказался от статуса суверенного государства и находится под контролем наших врагов. И это при том, что руководство республики в 2001 году было одним из инициаторов и основателей организации. При бывшем лидере Казахстана Нурсултане Назарбаеве (как бы его сейчас ни критиковали) эта страна взяла на себя союзнические обязательства в отношении России. Сегодня же мы видим откровенно деструктивную политику Казахстана. Но учитывая то, что она противоречит объективному процессу увядания заморского гегемона, вопрос смены курса нынешней власти или смены самой власти в республике является лишь вопросом времени. 

На полях саммита

Говоря о нынешнем саммите ШОС, невозможно обойти вниманием серию двусторонних встреч президента России Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина, состоявшихся на её полях, которые сами по себе стали событием, едва ли не перекрывшим значение общей встречи глав ШОС в верхах. Американцы уже тревожатся по поводу “глубины связей” между Москвой и Пекином. Европа комментирует это так:

Китай на стороне Москвы.  

Встреча двух лидеров привлекла к себе внимание прежде всего из-за того, что Россия проводит специальную операцию на Украине, где на самом деле противостоит Штатам и всему коллективному Западу. У Китая серьёзные проблемы с тем же Западом из-за Тайваня, которые также могут вылиться в военные действия. В этой связи трудно переоценить взаимную поддержку Москвы и Пекина на фоне политики США и совпадение их позиций по важнейшим вопросам международной повестки.

Как следует из стенограммы встречи, Путин на встрече со своим китайским коллегой заявил:

Хочу отметить, что мы с председателем встречались полгода назад в олимпийском Пекине, и за это время произошло много событий. Мир стремительно меняется, но неизменным остаётся только одно: дружба между Китаем и Россией, наши добрые в полном смысле этого слова отношения стратегического всеобъемлющего партнёрства, и мы продолжаем укреплять эти отношения.

Комментарии излишни. 

Тегеран-43. Самарканд-22?

Невольно напрашиваются разные аналогии. США с их политикой всеобщего подавления и грабежа стали повивальной бабкой при рождении нынешнего нового многополярного мира. Так было в годы Второй мировой войны, развязав которую Германия подвела страны антигитлеровской коалиции к согласию совместно рисовать контуры послевоенного устройства мира. Это случилось, как известно, на Тегеранской конференции Сталина, Рузвельта и Черчилля. У этой “большой тройки”, как и у стран – членов ШОС, тоже были интересы, отличающиеся друг от друга. Но их объединяло общее стратегическое стремление покончить с Гитлером. Сегодня можно говорить о “большой двойке” – Путине и Си Цзиньпине.

Как знать, может быть, нынешний саммит войдёт в историю как Самарканд-22. Он тоже намечает новые векторы глобальных тенденций и тоже нацелен на поиск единого подхода к вопросу обеспечения международной безопасности и прочного мира.