Общество

Деньги русских детей – таджикам: Прокуратура пришла в Пенсионный фонд

Деньги русских детей – таджикам: Прокуратура пришла в Пенсионный фонд

Генеральная прокуратура заинтересовалась деятельностью Пенсионного фонда России. Повод – нарушения при назначении “путинских” выплат на детей. Причина – гораздо глубже.

Прокуроры долго запрягают

Ещё в мае 2022 года прокуратура официально сообщила о случаях незаконных отказов в выплатах на детей по новому образцу – для малоимущих семей. При этом пресс-релиз от 13 мая блистал расплывчатостью:

В нарушение закона не обеспечивалось взаимодействие с получателями госуслуги, формировалась практика незаконных отказов со ссылкой на неполноту или недостоверность представленных сведений.

Попытки конкретики также смущали:

С 2020 года прокуроры пресекли свыше 4,5 тысячи нарушений порядка предоставления государственных услуг и прав гражданам, имеющих детей, на получение выплат… восстановлены права 24,5 тысячи граждан, которым предоставлено свыше 295 миллионов рублей.

Тут не сходится многое. Во-первых, мы видим, что средняя упущенная выплата – 12 тысяч рублей, то есть ровно по одному месяцу предоставления выплаты (если среднедушевой доход семьи вместе с выплатой в размере 75% меньше прожиточного минимума на душу населения). Очень ровненько получается – словно каждый раз прокуратура вмешивалась буквально в момент отказа и обеспечивала месячную выплату. Кроме того, мы видим, что нарушения систематические: 4,5 тысячи за два года – это по девять нарушений в день, кроме выходных и праздников, это 50 пострадавших каждый рабочий день!

И всё равно Генпрокуратуре потребовалось почти три месяца, чтобы начать проверку. Потому что аппаратное влияние Пенсионного фонда и контролирующих его структур куда существеннее, чем у постепенно теряющей свой вес системы прокурорского надзора.

“Три должностных лица”

Приведённый в новом сообщении прокуратуры конкретный пример выглядит предельно нелепо:

Жителям Краснодарского края отказали в выплате пособий по причине того, что их доход выше краевого прожиточного минимума на душу населения. Региональным отделением фонда при рассмотрении заявлений допущена техническая ошибка. Суммы получаемых семьями социальных пенсий учитывались дважды. Доход семей был необоснованно завышен, а произведённые в автоматическом режиме расчёты некорректны.

Это вообще ни в какие ворота не лезет. То есть принесли вы справку о пенсии в 14 тысяч, а вам бодро заявили, что вы получаете 28 тысяч – и сам клерк не понял, что происходит какая-то нелепость? При этом к дисциплинарной ответственности привлечены только “три должностных лица территориального отделения фонда”. Но простите, если более чем в тысяче случаев сумма учитывалась дважды – это либо ошибка в программе (а почему эта программа ошибается только на Кубани?), либо работа группы лиц по предварительному сговору, и “дисциплинарная ответственность” тут выглядит странно.

Соответственно, либо гендиректор фирмы, писавшей программное обеспечение, должен сесть надолго (если в рамках соглашения со следствием не сдаст крупного чиновника из Пенсионного фонда, порекомендовавшего сделать такую “не баг, но фичу” в программе), либо ответственность сотрудников фонда должна быть не только дисциплинарной.

Таким образом, здесь мы ещё раз видим слабость позиции Генпрокуратуры, отсутствие у неё не то возможностей, не то желания реально ударить по организации, которая, повторимся, по словам тех же прокуроров “кидает на деньги” полсотни человек ежедневно с девяти до шести.

Депутат Госдумы Михаил Делягин в разговоре с Царьградом справедливо удивился тому, что силовики вообще заинтересовались фондом, много лет нарушавшим юридические и человеческие законы.

Где был дворец, там гроб стоит

Прокуратура не спешит раскрывать конкретные случаи, что порождает домыслы. Одна из постоянно звучащих версий – проверка двух крупных ведомств, ПФР и Фонда социального страхования, перед их скорым объединением. Действительно, общий штат сотрудников сократится, будут уволены и отдельные сотрудники, и целые отделы. Оба фонда, надо думать, уже подготовились – создали достаточное количество вакансий, чтобы именно их и сокращали в первую очередь (Царьград подробно разбирал этот финт, при котором число чиновников после сокращений растёт). Да, какие-то аппаратные игры здесь могут быть, но причина всё же – хочется надеяться! – в нарастающей усталости людей от взаимодействия с глухой, замкнутой на саму себя организацией, вроде бы отвечающей за помощь самым слабым.

Самый красноречивый бизнесмен России Дмитрий Потапенко говорил об этом Царьграду:

То, как устроен внутри Пенсионный фонд, – это такой ящик не просто Пандоры, а очень чёрный ящик… Существование Пенсионного фонда – вещь достаточно в себе…

А давайте-ка вспомним, что такое эта вещь в себе. Пенсионный фонд – дорогостоящая прокладка между выделенными на пенсии (а теперь и иные пособия) деньгами и получателями этих денег.

Деньги на пенсию выделяются из двух источников – наши взносы и бюджетные средства, в том числе из Фонда национального благосостояния. Того самого, кстати, существенную часть которого заморозили наши западные партнёры, бравые борцы с пенсионерами.

У нас самый большой по числу сотрудников государственный Пенсионный фонд в мире – здесь трудятся более 100 тысяч человек, почти вдвое больше, чем в США. Отчасти это можно объяснить географической протяжённостью России (отделения нужны в отдалённых населённых пунктах), но больше – стремлением любой государственной структуры расти опухолью на бюджетном организме. По состоянию на 2019 год Пенсионный фонд потреблял 111 миллиардов рублей в год – содержание двух приличных русских областей! Дорого же мы платим за свои пенсии.

При этом отмечу, что меня совершенно не смущают так называемые дворцы Пенсионного фонда. Новые здания ПФР хороши не только снаружи, но и изнутри, они гораздо удобнее прежних конурок не только для сотрудников, но и для посетителей. Критики хотят, чтобы бабушки по-прежнему стояли в живых очередях в тёмных коридорах, где и присесть негде? Да, наверное, за строительство и ремонт переплачено – это же русские госзакупки, понимать надо, с этим должны разбираться компетентные органы, – но в целом преображение фонда именно на этом направлении радует.

И больше ни на каком. Остальное – жуткая сказка. В красивом дворце чёрный ящик, в том ящике ящик Пандоры, а в нём гроб, в котором, по словам Делягина, руководство Пенсионного фонда видело вверенных ему пенсионеров. Надеемся, прокуроры Игоря Краснова покажут нам яйца, из которых вылупилась подобная система, подобное отношение к людям.

Всё это было, есть… И будет?

Что до подозрений прокуратуры, то они не вызывают ни малейшего удивления.

Совершенно очевидно – и неофициально мне это подтверждали рядовые клерки социальных служб, – что существуют, опять же, неофициальные, но довольно строгие рекомендации “сверху” по квотам на пособия, по способам отказывать в их назначении. Случалось, например, от врача слышать и откровенное: “Мало ли что Путин говорит – а меня премии лишат, если я много льготных рецептов выписывать буду”. Отсюда и новости вроде такой:

Владимирскую поликлинику №2 прокуратура наказала за невыдачу лекарств. Врач назначал препараты, но не выписывал бесплатные рецепты.

Или:

В Ростове-на-Дону врачи поликлиники лишили детей-инвалидов жизненно необходимых лекарств. В одном случае эскулап назначил лекарство, но не выписал льготный рецепт, а во втором – неверно оформил бумаги.

Или рассказ о том, как читатель Царьграда из Сочи рассказал про забытые “копейки” его матери – женщине не проиндексировали пенсию. А екатеринбурженка пожаловалась СМИ на то, что из-за ошибки Пенсионного фонда не смогла встать на биржу труда.

То есть ничего нового мы не узнали.

Вертикаль рекомендаций

Прогнил не только Пенсионный фонд – прогнило отношение власти и её представителей к русскому народу.

Врач не сам по себе отказывает в льготном рецепте, клерк Пенсионного фонда не сама по себе придумывает, как отказать в выплате.

Они получают соответствующие негласные указания от своих директоров – и боятся сообщить об этом в прокуратуру, потому что больше места в профессии им не будет.

Но и директора местечковых отделений ПФР или поликлиник – люди маленькие, подневольные. Им спускают определённые “рекомендации” тёти и дяди уже серьёзного, регионального уровня.

Учитывая, что, по данным прокуратуры, “ошибки” кучкуются по регионам, можно предположить, что команды экономить отданы не на федеральном уровне – но именно на нём создана возможность и потребность отдавать такие команды.

Что ж, у России сейчас очень мало денег. И мы знаем почему.

Пенсии – нужным людям!

Помните, что Россия два года назад ратифицировала соглашение о пенсионном обеспечении граждан стран Евразийского экономического союза? Мы обязаны платить пенсии поработавшим у нас мигрантам и членам их семей, даже если никто из них не получил русское гражданство. Нет, безусловно, это соглашение основано на принципах взаимности, но много ли русских гастарбайтеров в Армении, Казахстане, Киргизии и даже Белоруссии? Их практически нет, так что перед нами игра в одни ворота. На сайте Госдумы тогда даже постеснялись дать эту новость, хотя “за” проголосовали все члены всех фракций. В пояснительной записке и вовсе есть издевательская формулировка:

Реализация инициативы не потребует дополнительных бюджетных средств – она будет осуществляться в пределах общего объёма расходов Пенсионного фонда России.

Вот и ответ. Русским не хватает денег на пособия для детей, потому что деньги уходят на личную армию вице-премьера Хуснуллина – именно для них меняются законы о социальной поддержке, возводятся 40-этажные гетто-хуснуллинки.

Что с того?

Расследовать дела Пенсионного фонда России, безусловно, нужно.

Но реформировать его – бессмысленно.

В этой организации уже ничего не исправить.

Прокуратура, жги!