Общество

Закрытый Совбез: Обнаружено 16 министерств-лоббистов по ввозу мигрантов

Закрытый Совбез: Обнаружено 16 министерств-лоббистов по ввозу мигрантов

19 октября, в “лицейский день” Пушкина, Совет безопасности мог написать прекрасную поэму о защите русских людей от иностранных специалистов. Всё было готово: грозный состав, строгий Путин, яростный Медведев… Но вместо поэмы Пушкина, кажется, получилось попурри из басен Крылова с концовкой то ли “А воз и ныне там”, то ли “А Васька слушает да ест”.

В ожидании Медведева

19 октября прошло очередное заседание Совета безопасности России. Прежде периферийный орган власти с начала 2022 года вышел на первый план, и внимание к его решениям сейчас очень серьёзное во всём обществе.

Тема очередного заседания звучала несколько неожиданно по нынешним мобилизационным временам: “Вопросы о нейтрализации угроз нацбезопасности в миграционной сфере и регулировании миграционных процессов”. Неожиданно – потому что верховная власть России много лет упорно отказывалась считать мигрантов угрозой национальной безопасности. Более того, одно из первых лиц государства по имени Марат Хуснуллин прямо говорило, что мигранты лучше, полезнее русских людей. Если этот человек, который неустанно ищет новые и новые заменители коренного населения, не является угрозой национальной безопасности, то что такое вообще тогда безопасность?

Именно на эти вопросы должен был ответить заместитель Совета по этой самой безопасности, бывший президент, бывший премьер-министр Дмитрий Медведев. Личность докладчика интриговала: за полтора десятилетия политик из героя невесёлых мемов превратился в настоящего ястреба, по резкости и, не побоимся этого слова, агрессивности высказываний оставившего позади всю политическую элиту, включая бывших чемпионов Кадырова и Володина.

Такие разные разогревы

Но сперва, как полагается на хороших концертах, был “разогрев”. Сначала информационный, от Царьграда – пламенный Владимир Хомяков рассказал, что нужно сделать с мигрантами. А потом – бюрократический, правительственный час в Госдуме с главой МВД Владимиром Колокольцевым. Он говорил о преступности в целом, но, разумеется, обойтись без вопросов о “мигрантщине” не удалось – хотя было видно, что поднятая депутатом Михаилом Матвеевым тема Владимиру Александровичу не слишком приятна.

Здесь мы действительно фиксируем увеличение. Сразу скажу, 80% прироста доли преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков. Во многом это результат активизации деятельности правоохранительных органов.

Но в то же время мы услышали, что прекратить миграцию нельзя из-за потребностей экономики в рабочей силе, что эти люди – наши “братья” по СССР, что все мигранты скоро будут оцифрованы и биометризированы.

Ни слова не прозвучало о хронических проявлениях сексуального насилия, об этнических преступных группах, о неправдоподобно лёгких приговорах по тяжёлым статьям, об активности диаспор в спасении своих от правосудия. Зато была названа важна цифра:

Кроме МВД, есть ещё 16 ведомств, которые заинтересованы в труде мигрантов.

Понятно, что Колокольцев имел в виду то, что МВД не решает вопросы миграции, что учитываются интересы 16 других ведомств. Но синтаксически прозвучало так, словно МВД – 17-е, заинтересованное в мигрантах. А ведь для отдельных сотрудников, имя которым, к сожалению, легион, так оно и есть…

“Крайне чувствительная сфера”

И наконец начался Совбез. Заседание открыл председатель Совета безопасности Владимир Путин. Первые его тезисы были посвящены, разумеется, не мигрантам, а специальной военной операции. Вы наверняка уже знаете о новом указе – военное положение в новых регионах, режим защиты от чрезвычайной ситуации на территориях ЦФО и ЮФО, довольствие для мобилизованных не менее 195 тысяч рублей в месяц, создание штабов при губернаторах и специального координационного совета в правительстве.

А потом перешли к основной теме разговора. И сразу сюрприз: президент напомнил, что он поручил скорректировать концепцию государственной миграционной политики ещё в марте 2020 года – и поинтересовался, как там дела, больше двух с половиной лет прошло. Понятно, что это были весьма насыщенные годы, но поручения никто не отменял. Просто министры сочли, что коронавирус всё спишет, и саботировали работу. Можем даже предположить, что движителем этого саботажа выступил всё тот же Хуснуллин.

“Сфера крайне чувствительна для национальной безопасности”, подчеркнул президент и предоставил слово своему заместителю по Совбезу Дмитрию Медведеву. После чего трансляцию… закрыли от широкой публики. Особенно расстроились, вероятно, крайне чувствительные сенаторы, которые ради просмотра заседания сделали себе перерыв в работе с 11 до 17 часов. Но им тоже ничего не показали, как и простым смертным.

“Масштабные мероприятия”

Должны признаться перед читателями: иногда и мы бываем бессильны. На данный момент наши источники так и не сообщили о содержании речи Дмитрия Медведева – хотя, судя по пролегоменам Колокольцева, также принимавшего участие в заседании, ничего революционного там не случилось. Сам Дмитрий Анатольевич, обычно довольно словоохотливый, в своём Telegram-канале вообще не упомянул о заседании.

Вечером краткие комментарии дал только секретарь Совета безопасности Николай Патрушев. Он объявил о том, что в России “пройдут масштабные мероприятия по поддержанию правопорядка в местах компактного проживания мигрантов”. Как проходят эти мероприятия, Царьград хорошо знает.

  1. Мы делаем расследование и снимаем сюжет о беспределе мигрантов в Мурино (пригород Санкт-Петербурга).
  2. Полиция немедленно проводит рейды, фиксирует сотни нарушений, задерживает сотни правонарушителей и преступников.
  3. Следующие новости из Мурино, наугад, на самом деле их гораздо больше:

Также Патрушев обещал:

  1. Ужесточить миграционный контроль и ответственность иностранцев за нарушение миграционных правил (а за куда более серьёзные преступления?).
  2. Изменения в концепцию государственной миграционной политики России, которых президент требовал с начала 2020 года, будут внесены до конца 2022 года.

Что с того?

Чтобы гора в лице Совбеза не родила мышь в качестве разовых облав и “изменений концепции политики”, следует:

  1. Опубликовать доклад Дмитрия Медведева от 19 октября. Какие тут могут быть секреты от нации?
  2. Назвать те 16 ведомств, которые требуют ввозить в Россию мигрантов. С Минстроем всё понятно, а можно озвучить остальные 15?
  3. Чётко разделить мигрантов на агнцев и козлищ. Есть русские люди, есть остальные. Подход к ним должен быть принципиально разным.
  4. Объяснить народу, зачем России новые рекорды строительства, особенно добытые руками азиатских насильников. Аварийное жильё заменять надо, спору нет, но в остальном – у нас что, демографический бум намечается? Ровно наоборот. Так выделяйте людям участки, пусть плодятся и размножаются, пусть сами строят новую, счастливую двухэтажную Россию.
  5. Провести хотя бы один показательный процесс именно над этнической преступной группой – пока что у нас громко судили только “русских экстремистов”. Мы даже можем подсказать лёгкую цель – азербайджанские группировки в Удмуртии и Новосибирской области, журналисты Царьграда собрали уже массу доказательств, которые почему-то неинтересны чиновникам и силовикам.

А вообще поддержку постоянной миграции инородцев и иноверцев в России не худо бы включить в нашумевший законопроект о запрете пропаганды нетрадиционных отношений. Ибо ценности наших бесценных специалистов сплошь и рядом оказываются страшнее, чем песни и пляски друзей Аллы Пугачёвой.