Общество

За нашу русскую победу: Мысли в день прощания с Дашей Дугиной

За нашу русскую победу: Мысли в день прощания с Дашей Дугиной

Сегодня мы прощались с Дашей Дугиной. Её смерть стала личным горем для очень многих. Слёз уже не осталось, но осталось твёрдое убеждение, что, коль скоро такие преступления стали возможными в том числе и на территории России, это требует как минимум осмысления реальности и избавления от ряда иллюзий, позволяющих выживать террористическому киевскому режиму.

На прощании с Дашей выступали самые разные люди, которые говорили хорошие правильные вещи. Призывали найти и покарать убийц и их киевских заказчиков. Ибо совершенно ясно, что этим убийством пересечена некая граница – отныне укрофашисты воюют не только с русской армией на Украине, и даже не только с русским народом, но со всеми, с ними не согласными. И не только они, но и стоящий за ними Запад.

Это у нас спецоперация, а с их стороны – война на уничтожение

Нынешняя война Запада против России – это прежде всего война ценностей и смыслов. И террор, не имеющий никакого отношения к военным действиям, – лишь её инструмент. Как справедливо заметил в комментарии “Первому русскому” генерал ФСБ в отставке Александр Михайлов:

Это террористы, бандиты, которые совершают преступления против не просто каких-то врагов Украины, которые воюют где-то, а против людей, которые по-другому на жизнь смотрят. То есть сегодня объектом посягательства является мировоззрение человека… Мы прекрасно понимаем, что они уничтожают образ мыслей, они уничтожают людей – носителей определённой позиции. А это уже выходит за грань военных действий. Это уже носит абсолютно фашистский, нацистский характер, когда инакомыслие уничтожалось в лагерях, в газовых камерах, людей расстреливали, вешали только за то, что они по-другому мыслят.

Что ж, это вполне соответствует мировоззрениию западных заказчиков творимых киевским режимом преступлений: в том “глобальном мире”, который они планируют для человечества (см. откровения Шваба и др.), инакомыслия не предусмотрено как такового – все несогласные приговорены к уничтожению тем или иным способом. О чём неплохо помнить у нас тем наивным дурачкам-“пацифистам”, которые до сих пор не поняли конечной цели, ради которой Запад начал глобальную войну против России, отдельным эпизодом которой стала Украина.

“Папа, я чувствую себя воином…”

Эти слова незадолго до своей гибели сказала отцу Даша, про которую правильно говорили, что она была солдатом на идеологическом фронте нынешней войны и погибла как солдат. Речь не о спецоперации, а именно о войне, причём войне террористической. Наличие которой мы, Россия, быть может, хоть теперь наконец признаем.

Говорят, что генералы (и военные, и политические) всегда “готовятся к прошлой войне”. А то и к “позапрошлой”. Увы, отчасти это так. Нет, мы категорически поддерживаем тактику военного командования – использовать превосходство в огневых средствах подавления и беречь людей. Но вот что касается “ударов возмездия” за диверсии и теракты, то ведутся они по системе “трах-бах”: они нас – “трах”, мы им в ответ – “бах”. Они – своими ракетами по Донецку, ЗАЭС, Ростову, Брянску, а мы в ответ своими – по какому-то их штабу. И так до бесконечности.

Помните Кавказскую войну? Горцы разорили станицу или военный пост – мы в ответ сожгли аул, из которого они пришли. И так – на протяжении 50 лет. Россия при этом как бы и не воевала – страна жила в мире, и только армия сражалась за интересы державы “где-то там, далеко”. Вот и сегодня, когда политики с гордостью говорят, что, мол, спецоперация идёт, а на повседневной жизни людей в тылу это (за исключением санкций, конечно) мало сказывается, на память приходит именно полувековая Кавказская война.

Вот только повторить её в наше время и с учётом глобальности нынешнего противостояния совершенно невозможно. Ибо киевский режим перешёл к откровенно террористическим методам – тут и целевые убийства “некомбатантов”, и обстрелы Запорожской АЭС и Каховской ГЭС, и диверсии в Крыму, и первые случаи применения химического оружия. Теперь и до взрывов в общественном транспорте, минирования жилых домов и покушения на первых лиц государства – рукой подать. Право же, если бы во Вторую чеченскую мы такими же подходами руководствовались, самозваная дудаевская “Ичкерия” существовала бы и гадила России по сей день! А мы всё про “красные линии” толкуем, всё какие-то “нормы” мирного времени соблюдать пытаемся…

Вот конкретный пример. Американская компания IMAX, ушедшая из России, вспомнила про свои проекторы в наших кинотеатрах и запретила русским их использовать – в том числе для показа наших фильмов. И ведь наши вроде как подчинились и ломают голову, как обойти всяческие лицензии. Каково?! Стал бы Сталин в 1941 году заморачиваться запретом Гитлера использовать ранее купленные им германские станки или машины, опасаясь нарушить какие-то лицензии и соглашения? Вряд ли.

Мы же всё ещё пытаемся “играть по правилам”. Пытаемся соблюсти какие-то довоенные нормы, которые другая сторона не выполняет в принципе. У нас же спецоперация (вспомним лицемерное “контртеррористическая операция” в Чечне), а против нас ведут полноценную войну (!), что принципиально не одно и то же. Это примерно как если бы интеллигентный офицер в белых перчатках и с дуэльным пистолетом требовал “к барьеру” бородатого абрека, а тот, прикрывшись женщинами и детьми, стрелял в него издалека из автомата, наплевав на любые конвенции и “правила ведения войны”.

Назвать терроризм терроризмом. И действовать соответственно

Право же, навязчивое желание (особенно – у элит) мыслить в военное время “мирными” категориями – пожалуй, главная “ахиллесова пята” России в этой войне. Равно как и категорическое нежелание называть вещи своими именами. Как справедливо заметил “Первому русскому” экс-министр госбезопасности ДНР Андрей Пинчук:

Применительно к нынешнему киевскому режиму любые “грани” и “красные линии” – абсолютно бессмысленные понятия. Когда мы в Сирии воевали с ИГИЛ*, что дословно означает “Исламское государство (!) Ирака и Леванта”, то прежде всего признали его нелегитимным и террористическим. Вот и сегодня – пора уйти от восприятия Украины как пусть плохого и нацистского, но более или менее легитимного государства и признать его “государством-террористом”. А террористов можно и должно уничтожать – как ИГИЛ* или чеченских “шайтанов”. Президент же не раз говорил о “войне (а не локальной “спецоперации”!) с терроризмом”! Вот эту войну с терроризмом мы и должны сегодня вести.

С этим подходом полностью согласен авторитетный военный эксперт Алексей Леонков, в эксклюзивном комментарии для “Первого русского” заявивший:

Если наш Верховный суд признает Украину “террористическим государством”, это развяжет руки по очень многим направлениям. Ведь если бы ИГИЛ*, позиционировавшийся тоже как “исламское государство”, в своё время не признали террористическим, пришлось бы воевать только с его боевыми частями (т. е. была бы “спецоперация”), не нанося удары ни по их лагерям, где могли находиться гражданские, ни по штабам, ни по базам подготовки. Если киевский режим – террористическое государство, то складывается совсем другая картина: получается, что банды террористов оккупировали территорию Украины, на которой проживают наши русские люди, которых мы обязаны освободить. И под этим соусом вести войну – не с Украиной, а с террористами.

Этого ждёт армия. Этого ждут люди. Наконец, именно этого требует светлая память Даши Дугиной.

Что с того?

Действительно мужественный человек Александр Дугин по поводу гибели дочери сказал:

Она погибла за Россию на фронте, и фронт этот здесь. И самая большая цена, которую приходится платить, она может быть оправдана только высшим достижением, победой. Она жила и погибла во время победы. Нашей русской победы…

Всё правильно сказал. Но для того, чтобы победить, надо чётко определить, с кем воюем и какие цели преследуем. “Денацификация” звучит красиво, но это всё же прежде всего война на идеологическом поле и борьба с конкретными организациями, а не с террористическими режимами в целом. А вот “война с терроризмом” – это уже значительно конкретнее и на порядок эффективнее. Ибо с терроризмом воюют “на уничтожение” и без каких-либо ограничений по методам ведения войны.

За любую поддержку (в том числе информационную) терроризма по закону грозит тюрьма. А собственность спонсоров терроризма (и частных лиц, и целых стран) однозначно конфискуется. Так чего ждём? Победой над терроризмом может стать только физическое уничтожение террористов, и никак иначе. Если мы, Россия, это, наконец, поймём, только тогда итогом будет Победа. А гибель Даши Дугиной не будет напрасной.

_________________________________________________________________

*ИГИЛ – экстремистская, террористическая организация, запрещённая на территории России