Общество

История одной «коробки». Почему пенсионеры Оренбурга годами не выходят на улицу из своей многоэтажки?

Решение всех проблем – пандус, который жильцы Дзержинского, 38 выпрашивают уже не один месяц

Решение всех проблем – пандус, который жильцы Дзержинского, 38 выпрашивают уже не один месяц

Два года Василий Павлович, пенсионер из Оренбурга сидит дома. Иногда передвигается по квартире на костылях. Простуда – каждый месяц. Иммунитет на нуле. Аллергия замучила. Решение всех проблем – пандус, который жильцы Дзержинского, 38 выпрашивают уже не один месяц.

Первое впечатление

Со стороны вполне себе «приличный» дом, с новым фасадом, отремонтирован

Со стороны вполне себе «приличный» дом, с новым фасадом, отремонтирован

Со стороны вполне себе «приличный» дом, с новым фасадом, отремонтирован. Наверное, здесь всем живется хорошо. Лавочки у подъезда, клумба с цветами, дерево, есть тенек. Бабушки вечерами, здесь сидят семечки грызут, новости обсуждают.

Внутри подъезда не так уютно. Дверь новая, но низкая, вход узкий, ступеньки кафелем обложили не так давно, видимо. Но зимой точно скользко. Шесть ступенек до первого этажа, перил нет. С одной стороны рельса от старого пандуса. Вот из-за этих шести ступенек мы здесь.

Со стороны вполне себе «приличный» дом, с новым фасадом, отремонтирован

Шесть ступенек до первого этажа, перил нет. С одной стороны рельса от старого пандуса

Квартира. Уютная, по меркам 90-х просторная: на стульях и тумбах коврики цветные вязаные, диван, телевизор, в серванте – посуда и фотографии детей и внуков.

– Раньше сыновья рядом были. Потом один умер, второй сейчас не в Оренбурге, работает много, приезжает, навещает, конечно. И внуки бывают, у нас их двое, – рассказывает Татьяна Александровна супруга Валерия Павловича. – А ему вот, обращаясь к мужу, на улицу надо. Два года уже дома сидит, не выходит.

– Ну, хоть какие-то вылазки на улицу бывают?

– Нет. Два года вообще ни разу не выходил.

– Василий Павлович, как себя чувствуете?

Пожимает плечами, молчит, улыбается.

– Вот так и общаемся, – смеется Татьяна Александровна. – Вот на улицу не выходишь, как ты себя чувствуешь?

– Зашибись! – отрезает Василий Павлович.

Ему 67, пенсионер, инвалид, без ноги. На коляске уже года лет пять пять. Жена говорит, это все так закрутилось, что и не помнит точно.

Остался без ноги

Со стороны вполне себе «приличный» дом, с новым фасадом, отремонтирован

Раньше Василий Павлович активный был, шофером работал, потом каменщиком

Раньше Василий Павлович активный был, шофером работал, потом каменщиком. Лет десять назад под пальцем правой ноги дырочка обычная была, значения не придавал. Потом стала гноиться, нога начала болеть, сидя спал, лежать не мог. Когда к врачу обратились, гангрена уже пошла. Направили в Пироговку, там и спилили часть ноги, чуть ниже колена. Установили протез. Василий Павлович передвигался иногда сам, иногда с костылями. А года три назад болезнь опять о себе напомнила. Татьяна Александровна говорит, из-за протеза болячки появились, а так как сосуды закупорены, гангрена дальше пошла, пришлось совсем ногу убрать. Большой протез не ставят, боятся теперь. Да и тяжелый он очень. А силы уже не те, что десять лет назад.

– Вот года два назад мы в последний раз и выходили вместе на улицу. После операции еще на костылях, но потом трястись стал. Да и по квартире ходил, дрожал всегда. Боялись – упадет. Чтобы на улицу выйти, помню, как-то газетки ему подстилала на те самые ступеньки внизу, на попе и съезжал. Перил там даже нет, ухватиться не за что. А подниматься назад еще тяжелее. Да и я ему не в помощь уже. Сейчас на коляске, в лифт входит, но спустить внизу по ступенькам не могу. Вот с Сергеем Петровичем разговорились, решили добиваться, чтобы пандус нам поставили.

«Ждите письменного ответа»

Сергей Петрович Новотоцкий – председатель Совета дома на пр. Дзержинском, 38. Каждого тут по имени знает, за каждого не просто переживает, а старается помочь.

– Обратился в управляющую компанию, написал заявление Михееву Андрею Геннадьевичу, ответ получил: по минимальному перечню установка пандуса управляющей компанией не входит. Написал в Северный округ главе, приложил заявление и ответ с УК, был на личном приеме, глава пообещал, что решим. Ждем, значит. Направил он это заявление в УЖКХ, управление жилищного хозяйства, оттуда приехала комиссия, походили, посмотрели, поохали, головой покачали, сказали: «Нет, ребята, не будет вам пандуса». На мой вопрос «Почему?» сказали: «Ждите письменного ответа». Ждем вот. Это было недели две назад, – рассказывает председатель Совета дома.

Управляющая компания, понятно, не с одним домом работает. Сколько у них таких проблемных, каждому сразу и не ответишь. Наша редакция пыталась получить комментарий, но специалистов на месте не было: «Ждите понедельника».

А вот Сергей Петрович, как человек активный и неравнодушный, понедельниками сыт уже, на этом не остановился, обратился в Общероссийский народный фронт. Там пообещали помочь.

– Нам не надо что-то сверхъестественное. Обычный откидной пандус, самый простой. Я сам помогу, там ничего сложного нет. Там всего-то шесть ступенек, – с отчаянием в голосе резюмирует Сергей Петрович.

День сурка

У Василия Павловича за эти два года ко всем проблемам с ногой еще аллергия добавилась. Говорит, на все: пыль, запахи. Болеет часто, каждый месяц, насморк постоянный, живет на таблетках. Из развлечений – телевизор и покурить. Каждый день, как один.

– Хулиган он, – ругает жена, – все врачи говорят, что нельзя ему курить, от этого кашель еще сильнее. Курит в туалете или на кухне с открытым окном, куда деваться.

В квартире запаха сигарет нет совсем, свежо. Татьяна Александровна, видно, за порядком тщательно следит. Ее забота сегодня – муж.

– Поставят пандус – буду счастлива, будем гулять, воздухом дышать, будем жить и радоваться. Это ж не возможно уже так, он и общаться уже не хочет, – опустив голову, но по-прежнему с улыбкой надежды на лице, говорит жена Василия Павловича.

Не один такой

Со стороны вполне себе «приличный» дом, с новым фасадом, отремонтирован

Сергей Петрович Новотоцкий – председатель Совета дома на пр. Дзержинском, 38

Из разговора узнаем: в квартире напротив живет бабушка, ей 84, передвигается с ходунками, на улице не была уже четыре года. Есть дочь, зять, живут вместе, помогают.

– Я им дам вторую нашу коляску и будут выводить ее на улицу, если пандус поставят нам в подъезд. На ходунках не решаются выходить. Вдруг упадет, сами понимаете, на этом все, страшно это для стариков.

Выходим из подъезда с Сергеем Петровичем, мужчина с ним здоровается. Разговорились насчет пандуса. Говорит, что был в этом подъезде откидной, как положено. Устанавливали лет 5-7 назад, бывшее ТСЖ, для дедушки с восьмого этажа, он тоже несколько лет не выходил на улицу. Тоже долго добивались.

– Где же сейчас этот пандус?

– Украли, – пожимает плечами мужчина, – а дедушки уже нет.

Оглядываясь на дом спустя час, впечатление уже другое: красивая коробка с грустными историями внутри.

Да, дом ремонтируют (попал под федеральную программу капремонта) но только снаружи, внутри не положено. По словам председателя дома, даже за этот красивый фасад приходится ходить «общаться» в управляющую компанию, «пинать» рабочих.

– Соседний «как попало» сделали, потеки после дождя были. А щели эти видите? Их же никто заделывать не будет, – сетует Сергей Петрович.

Человек «маленький», как говорят в таких ситуациях, но с большим сердцем, теребит телефон в руках, думает, решает, к кому еще обратиться. Он написал второе заявление, собрал подписи со всего подъезда. Говорит: «Люди сами просят, чтобы инвалиду сделали пандус, чтобы жил человек полноценной жизнью».

К ЧИТАТЕЛЮ:

Делитесь новостями, сообщайте о проблеме по номеру WhatsApp: +79873484462