Спорт

«Кайла не билась с топами»: Дудакова — об уровне Харрисон, силе Шевченко, проблемах с визой и походе в UFC

— 30 августа вы проведёте поединок с Марией Силвой в Dana White’s Contender Series, в случае победы в котором можете получить контракт с UFC. Что вы ощущаете в преддверии такого важного боя?

— Чувство ответственности, предвкушение. Подготовка была очень длительной. Хочется уже поскорее войти в клетку. Плюс недавно посетила третье шоу шестого сезона DWCS. Очень зрелищные бои. Посмотрев такое, желание подраться самой лишь возрастает.

— Как вы предпочитаете настраиваться на поединки? Возможно, слушаете какую-то определённую мелодию или, наоборот, медитируете?

— В основном по приезде на арену мы проводим две разминки. Первая — очень продолжительная, практически полноценная тренировка. Необходимо пропотеть так, будто ты провёл целый раунд. После этого небольшой отдых. За это время прихожу в себя, продумываю план на бой, могу немного послушать музыку. А затем вновь разогреваемся.

Также по теме

Боец UFC Камару Усман
Падение легенды: как Усман нокаутом проиграл Эдвардсу и потерпел первое поражение в UFC

Камару Усман уступил Леону Эдвардсу в главном поединке турнира UFC 278. Первый номер рейтинга бойцов вне зависимости от весовых…

— Был ли случай в вашей карьере, когда вы особенно нервничали перед поединком?

— В основном я не «горю» перед боями. Но было два случая, когда ощущала волнение перед схваткой. Впервые это произошло перед моим дебютом в профессионалах, потом — перед битвой за титул Open FC. Тогда мы сидели в раздевалке с моим тренером Гасанали Гасаналиевым, разогревались. Он заметил, что я нервничаю, закрыл меня одну в комнате и ушёл. В итоге это помогло. Я справилась, одержала победу. Хоть тогда и вышла в клетку чересчур спокойной.

— До вас в DWCS пробовали свои силы многие россияне, причём большинство из них имели солидный послужной список. Говоря о процессе отбора, на вас вышли представители промоушена или, наоборот, инициатива исходила с вашей стороны?

— Это целиком и полностью заслуга менеджера. Это он вёл переговоры с промоушеном, организовал бой. Только благодаря ему я буду биться на турнире.

— Есть какие-то определённые условия, которые боец должен выполнить, чтобы попасть на DWCS?

— Мне кажется, здесь всё зависит от менеджеров. В состав участников попадают не только непобеждённые бойцы, топ-проспекты, но и спортсмены с поражениями. Матчмейкеры стараются подбирать примерно равных по уровню соперников. Например, моя оппонентка также ни разу не уступала. А на одном из предыдущих шоу дрались девушки, проигрывавшие по два раза.

Конечно, самое главное — впечатлить Уайта. А для этого необходимо не только выиграть, но и сделать это досрочно. Если же бой затянется, то лишь максимально зрелищное выступление позволит претендовать на контракт.

— В отличие от вас, Силва не только участвовала в DWCS, но и одержала победу, хоть и не пробилась в UFC. Вас она впечатлила?

— Нет. Я бы тоже не предложила ей контракт.

— Наблюдая за той схваткой, вы могли бы представить, что Дана Уайт войдёт в октагон и дисквалифицирует обеих участниц?

— Думаю, Уайт не мог бы позволить себе такое. Но это было бы сильно (смеётся).

— Были на вашей памяти женские бои, которые хотелось бы прервать, как это недавно сделал основатель ACA Майрбек Хасиев?

— Иногда встречаются не особо зрелищные поединки. Например, реванш между Роуз Намаюнас и Карлой Эспарзой. Лично я бы даже не назвала это боем. Возможно, они чересчур опасались друг друга, но по большому счёту не работали на протяжении всех пяти раундов. Сидела и думала: «Сейчас что-то начнётся, нет, чуть позже». Но в итоге ничего так и не произошло.

  • Дудакова о незрелищных женских боях

— Был случай, когда вам не удалось продемонстрировать в клетке всё, что хотели?

— Да, мой дебютный бой тоже был не особо зрелищным. Дралась с хорошей грэпплершей, а с такими редко получается что-то зрелищное. Опасаешься, что она может провести приём, поэтому прижимаешься к ней. Да, бывает встречаются два сильных джитсера и почему-то решают биться в стойке. Но это был явно не наш случай.

— Насколько я знаю, заключительный этап подготовки вы провели в США.

— Сейчас нахожусь в Лас-Вегасе, но на то были определённые причины. Перед каждым шоу DWCS проходят съёмки. Необходимо принять участие в записи проморолика, фотосессии. Изначально должна была участвовать в них в начале июля, но поздно получила визу, из-за чего все мероприятия перенеслись на август. Прилетели сюда в начале месяца и решили остаться, завершить подготовку.

Сейчас тренируюсь в зале Xtreme Couture, менеджер снял небольшой дом. Там есть небольшой дворик — выходим на веранду, работаем.

— В США вы приехали с целой командой?

— Нет, с моим тренером.

— Уже не один боец признавался, что первые сборы в США проходили у них не совсем гладко. Тот же Пётр Ян не мог найти себе спарринг-партнёров, Рашиду Магомедову не уделяли внимания специалисты American Top Team. Как всё складывается у вас?

— В зале много девочек, со спарринг-партнёрами проблем нет. Все очень добродушные, готовы с тобой поработать, что-то подсказать. Дело в другом. Гасанали славится своими жёсткими тренировками — по 2—2,5 часа утром и вечером. Пока ты не будешь «умирать», он не отпустит тебя.

Здесь всё немного иначе. Занятия более лёгкие — максимум полтора часа. Плюс многие девушки приходят только раз в день, например, во второй половине дня. Вынуждены адаптироваться.

— Как Гасаналиев реагирует на это?

— Он никогда не бывает доволен. Даже если я хорошо отработала, найдёт, за что покритиковать. Скажет: «Неплохо, но можно лучше». Многие думали, что по прилёте в США Гасанали поймёт, насколько жёстко нас гоняет и станет чуть терпимее. Однако не сработало. Увидев, как тут обстоят дела, сказал: «Ты думаешь, у них одна тренировка? Если они не приходят на вторую, значит где-то ещё дорабатывают».

  • Дудакова об Extreme Couture

— В Xtreme Couture тренируются многие известные девушки-бойцы. С кем удалось пересечься?

— Кейси О’Нил, которая выступает в UFC в наилегчайшей категории, победительница шоу The Ultimate Fighter Татьяна Суарес, экс-чемпионка Миша Тейт. На самом деле, удивлена, как много звёзд здесь сейчас находится, хотя Лас-Вегас — не такой удобный для тренировок город, как тот же Майами. Однако в настоящее время тут занимаются и Алджэмейн Стерлинг, и Коди Гарбрандт.

— Удалось перекинуться парой фраз с тем же Стерлингом?

— Алджэмейн даже знает несколько слов на русском языке, причём и хорошие тоже (смеётся).

— Насколько легко адаптироваться к новым условиям? Ведь для вас это первый выезд в США, насколько понимаю.

— Более того, я впервые покинула родной зал. Обычно меня никуда не отпускают, я всегда с Гасанали. Без его одобрения не могу поехать куда-либо на сборы под руководством другого наставника. Здесь мы также работали вместе — либо в парах, либо с американскими специалистами.

В целом никаких сложностей не возникло. Все охотно шли на контакт. Тяжело было разве что без банковской карты, которой можно пользоваться в США. Из-за этого не могли заказать такси, например. Взяли в аренду машину, но парковку оплатить уже не удаётся.

— С учётом нынешней ситуации в мире, не было ли напряжения в общении с иностранными бойцами?

— Абсолютно нет. Конечно, языковой барьер немного мешает. Но к нам все очень хорошо относятся. Проблем нет не только в зале, но и в других местах — кафе, супермаркетах.

— Многие российские бойцы сейчас не могут получить визу для въезда в США. Насколько сложной оказалась процедура в вашем случае?

— Это было очень тяжело. Мы подписали контракт с менеджером в июне 2021 года. Уже тогда он сказал: есть возможность либо подраться на DWCS, либо сразу в UFC. Тогда у меня был рекорд 3-0, через месяц должна была биться с Ксений Лачковой. Думали провести этот поединок, а финал Гран-при Open FC пропустить.

Но после схватки с Лачковой наставник сказал: «У нас есть обязательства перед промоушеном, которые необходимо выполнить. Просто так уйти мы не можем. Надо принять участие в финале и забрать пояс». В итоге я победила, стала чемпионкой, а в ноябре возобновились переговоры. После начались сложности, возникла непростая ситуация в мире.

— Как всё разрешилось?

— На мой взгляд, Всевышний даёт дорогу. В один момент всё резко получилось. У меня тогда должен был быть бой на Ural FC. Я только провела пресс-конференцию, а после неё мне пишет менеджер, говорит: «Через три дня у тебя собеседование в Стамбуле. Собирайся». Мы отменяем поединок и летим за визой. Всё получилось очень быстро.

  • Дудакова о получении визы

— В нашей стране в целом не так много площадок, где девушки могут стабильно выступать. А Яна Куницкая и вовсе выражала мнение, что россиянкам необходимо уезжать в США, чтобы иметь возможность преуспеть в MMA. Согласны?

— Действительно, всё непросто. Но у меня очень хороший тренер, который мне во всём помогает. Благодаря Гасанали я дебютировала на турнире Fight Nights Global, хотя до этого женщины не бились там на протяжении двух лет. А второй поединок прошёл в GFC. Поэтому в моём случае всё было не так трудно.

— В мужских MMA есть множество примеров, когда спортсмены строили успешную карьеру на родине и становились звёздами. Те же Магомед Исмаилов, Владимир Минеев. Реально ли такого добиться девушке?

— Нет. Думаю, в ближайшие 5—10 лет в России не появится девушка-боец, которая сможет стать звездой калибра Исмаилова или Марифа Пираева. У нас до сих пор сохраняются стереотипы, что место женщины на кухне. Но я считаю, что многие мужчины с удовольствием посмотрят на девочек, если они будут достаточно обученными.

— Так дело всё же в стереотипах или в уровне женских ММА в России?

— Мне кажется, в первую очередь дело в мастерстве. В том же Fight Nights перестали проводить женские поединки, потому что в карде оказывались бойцы, не способные ничего продемонстрировать в клетке. Бывает, я сама с трудом смотрю некоторые схватки — даже если среди участниц есть знакомые имена. С другой стороны, есть Валентина Шевченко. Кто откажется понаблюдать за ней?

— На ваш взгляд, кто сейчас сильнейшая девушка-боец в мире?

— Наверное, Шевченко. Она сейчас на вершине. В то же время, есть много талантливых девушек, которые могут не успеть добраться до неё. Та же Суарес — это талант. Призёр чемпионатов мира по вольной борьбе, которая могла стать чемпионкой как в наилегчайшем, так и легчайшем дивизионах. Но травмы не позволяют ей.

— А как же Аманда Нуньес?

— Она нравится мне как боец. Можно вспомнить её схватки с Холли Холм и Крис Сайборг. Там она продемонстрировала невероятное мастерство. Но она стала мамой, думаю, ей стало сложнее продолжать выступать на том же уровне. Ребёнок не спит по ночам, требует внимания и времени. И это отразилось на ней. Последние поединки были не такими зрелищными, она не показала в них ничего экстраординарного. Возможно, это связано и с другими аспектами. Например, возрастом, всё же она уже немолода.

— Последние несколько лет в список сильнейших включают и действующую чемпионку PFL Кайлу Харрисон. На ваш взгляд, она этого достойна?

— Харрисон — дзюдоистка мирового класса, но MMA — это совсем другое. У неё напрочь отсутствует ударная техника. Да, есть физическая мощь, в схватке с Мариной Мохнаткиной было пару подхватов. Но она не встречалась с топ-соперницами. Та же Нуньес побеждала сильнейших — всех, кого только можно. Кайла не билась с топами.

  • Дудакова о Кайле Харрисон

— В этом плане можно ли сравнить Харрисон с Рондой Раузи? Она тоже была довольно ограниченным бойцом, но при этом очень популярным.

— Безусловно, Харрисон — проект PFL. Но не знаю, насколько далеко это зайдёт. Думаю, она так и останется в этом промоушене. Но сравнивать её с Раузи не совсем корректно. Ведь именно Ронда сформировала женское направление в MMA. Благодаря ей смешанными единоборствами стало заниматься множество девочек, в том числе и я.

Сейчас уже понимаю, что Раузи была проектом, а из приёмов у неё был лишь рычаг локтя. Зато она могла провести его из абсолютно любого положения. Хотя все готовились к битве с ней, знали о её сильных сторонах. Но у неё всё равно получалось это. Кроме того, Ронда умела себя «продать», а это тоже очень важно.

Также по теме

Бойцы UFC Энтони Смит и Магомед Анкалаев
Добивание травмированного соперника и преждевременная остановка: как Анкалаев и Павлович выиграли нокаутами на UFC 277

На турнире UFC 277 Магомед Анкалаев выиграл девятый бой подряд и вышел на второе место по продолжительности победной серии в истории…

— Раузи и Харрисон — выходцы из одного вида спорта, более односторонние бойцы, чем появляются сейчас. Сейчас большинство не только занимается конкретно смешанными боевыми искусствами, но и имеет за спиной любительскую школу. Что она даёт?

— На мой взгляд, выступления в любителях нужны для того, чтобы боец «не горел», почувствовал свой уровень. Например, девушки, с которыми я дралась по профессионалам гораздо слабее тех, с кем встречалась на чемпионатах России, Европы и мира. Но у спортсменов, подобных Раузи и Харрисон, тоже есть огромный опыт. Да, возможно, они немного односторонние, но это лишь потому, что они не развиваются в других аспектах.

Когда я начала заниматься MMA, могла делать лишь рычаг локтя. Думала, буду проводить его всем, как Раузи. Но нет, так не получится. На моём первом чемпионате России мне показали, что это не работает. Тогда я стала второй. После этого поняла: необходимо развиваться, нельзя быть нацеленной на один приём. Нельзя зацикливаться, ведь ты сводишь кругозор до минимума.

— За последнее время в России появилось множество талантливых девушек-бойцов — Татьяна Постарнакова, Дарья Пирогова. Стоит ли ожидать их массового перехода в профессионалы в условиях запрета россиянам выступать на международных любительских соревнованиях?

— Безусловно. Постарнакова уже готовится к переходу в профессионалы. Насколько знаю, она даже не хотела заявляться на чемпионат России в этом году, но ей не могли найти соперницу для дебюта, поэтому всё же приняла участие. Малика Кучаева, скорее всего, последует её примеру, да и многие другие. Никто не хочет ждать ещё год, гадать, удастся подраться или нет.

— Но в России не так много промоушенов занимаются проведением женских боёв. Хватит ли места для всех?

— Сейчас есть Ural FC, Open FC, AMC Fight Nights собирается проводить Гран-при. Да, у мужчин-любителей ситуация иная. Им действительно может не хватить места, но девочек не так много.