Экономика

Ликвидировать русские банки будут иностранцы: Странные подробности одного интервью

Ликвидировать русские банки будут иностранцы: Странные подробности одного интервью

Зачистка банковского сектора будет возобновлена. Уберут токсичных иностранцев, а также не вписавшихся в новую реальность. Царьград рассказывает, как распознать угрозу “своему” банку, а заодно присматривается к людям, которые определяют, что такое хорошо и что такое плохо в русских финансах.

Глава рейтингового агентства АКРА Михаил Сухов в интервью “Известиям” заявил, что в ближайшие полтора года в России закроются 50–60 банков, то есть останется примерно 300.

Иностранцы – не угроза

Первыми кандидатами на выход, по его словам, да и по простой логике станут банки с ключевым (более 50%) участием иностранного капитала. Выяснить, присутствует ли таковой капитал в вашем банке, можно простым поиском в интернете “[название банка] учредители”, изучением документации на сайте банка или запросом клиента в банк.

Из этой категории товарищ Сухов прямо называет “Райффайзен” и “Юникредит” – очевидно, что если названия появились на столь серьёзном уровне, будущего у этих банков в России нет.

Впрочем, то, что я дальше скажу, может звучать непатриотично, но мы же про деньги, а они с патриотизмом вообще плохо рифмуются. Банки с иностранным капиталом на данный момент выглядят даже надёжнее русских. Дело в том, что уходить они будут мягко – либо через продажу бизнеса, как до недавнего времени французский, а ныне потанинский Росбанк, либо через добровольную ликвидацию с выполнением всех обязательств. Нет, соблазн сэкономить и попросту обанкротить “дочку”, безусловно, велик, но это незамедлительно скажется на кредитном рейтинге “папочки”: овчинка выделки не стоит.

Как определить степень надёжности вашего банка

Угрозы для клиентов потерявшего лицензию банка известны и просты: отсудить собственные деньги со вкладов или текущих счетов размером более 1,4 млн руб. на человека будет весьма проблематично, зато кредиты платить придётся без всяких исключений.

Есть несколько общепризнанных критериев проверки надёжности банка. Но при этом не существует алгоритма однозначного определения того, будет ли завтра у банка лицензия или нет. Лишение лицензии – большой инсайдерский бизнес, поэтому ошибаются даже матёрые профессионалы, что уж говорить о простых людях.

По большому счёту, если вы подписали договор с банком, вы уже проиграли.

Но поскольку реальная экономика выстроена так, что без этого никуда, назовём основные признаки возникновения у финансовой организации проблем.

  1. Юмор в том, что главным признаком проблемного банка считается снижение его рейтингов – а кто у нас управляет рейтингами? Да как раз АКРА и управляет. Поэтому надо обязательно сравнивать несколько рейтингов – ещё от “Эксперт РА” и RusRating, например.
  2. Серьёзным признаком считается также закрытие филиалов, сокращение числа банкоматов. Но, честно говоря, на филиалах сейчас экономят почти все. Другой вопрос, что один банк закрывает 5 из 200, другой 2 из 3, и последнее – определённо повод задуматься.
  3. Неожиданная смена собственников банка, которую “ничто не предвещало”, может означать наличие серьёзных проблем и попытку их решить через организационные финты. Ну или просто назначение номинального владельца, чтобы при банкротстве не задавали вопросов реальному собственнику.
  4. Снижение объёма активов, убытки в отчётности – тоже нехороший сигнал. На сайте Центробанка в разделе “Информация по кредитным организациям” можно задать в поисковике наименование банка и посмотреть отчёт о прибылях и убытках.
  5. Судебные дела – особенно когда вопросы к банку возникают у государства или сколько-нибудь значимых, крупных клиентов.

А спикер кто?

Читая или тем более самостоятельно организовывая любое интервью, нужно понимать, что это за человек, каков его бэкграунд, кто стоит за ним и за кем он, какие интересы он может преследовать, на что ему хочется повлиять.

Итак, перед нами человек, судя по всему, из очень благополучной семьи. С первой попытки Михаил Сухов поступил в МГУ, никакой армии, потом престижная аспирантура Института мировой экономики и международных отношений Академии наук – и 23 года в Центробанке, причём на абсолютно непубличных должностях. В 2016 году отправлен в отставку – вернее, командирован в ВТБ заместителем председателя “от Набиуллиной”, а в 2020-м возглавил АКРА. Разумеется, от неё же.

Рейтинговое агентство АКРА – акционерное общество, учреждённое в 2015 году 27 компаниями. В списке учредителей – вся наша финансовая элитка, в том числе с очень шаловливыми ручками: и ОНЭКСИМ, и “Открытие“, и “Альфа“, и “Сбер” с ВТБ, и Мосбиржа с “Коммерсантом”.

АКРА считается ведущим рейтинговым агентством страны – “Эксперт РА” даже жаловался в ФАС на то, что Центробанк обеспечивает “Акре” привилегированные условия.

На официальном сайте АКРА, как ни удивительно для акционерного общества, нет состава Совета директоров. Нет в открытых источниках и сведений о годовом собрании акционеров 2022 года. А что мы видим в Совете, избранном летом 2021-го? Да старых знакомых: Клауса Мангольда (председателя наблюдательного совета компании Knorr-Bremse AG, Германия), Карла Йоханссона (бывшего управляющего партнёра “Эрнст энд Янг” по странам СНГ, США), Ануара Хассуна (в прошлом – Moody’s и S&P, Люксембург), Александра Волошина (главу ельцинской администрации и чубайсо-дворковичского “Сколкова”, как бы Россия). То есть всех тех смотрящих за русской экономикой, от которых Царьград уже много лет призывает эту экономику спасти. И наш герой Михаил Сухов, “смотрящий” от Центробанка и, прости Господи, ВТБ на посту генерального директора лишь довершает эту картину.

Царьград отправил соответствующий запрос в АО АКРА о полном составе директоров – 2022, о ежегодном собрании акционеров и т. д.

О чём полезно знать

Бывших зампредов не бывает. Своё интервью Сухов давал так, словно он до сих пор работает в ЦБ и принимает принципиальные решения.

  1. Вот ещё важное от Сухова:

К концу года мы ожидаем валютный курс примерно 70 руб./$, процентные ставки розничных депозитов – около 6–6,5% годовых.

Вообще-то до конца года чуть больше трёх месяцев, и снижение курса национальной валюты на 15% за столь малый период – серьёзное явление. И не надо говорить, что в долларах мы мало торгуем – примерно так же рубль снизится и к юаню, и к рупии, а то и к гривне, которая после обвала в середине июля удивительно стабильна по отношению к валюте-гегемону.

  1. Если банки уходят, то остальные делят их долю. Как результат, олигополизация рынка вырастет до совсем уж неприличных цифр:

Если к 2022 году пять крупнейших кредитных организаций занимали 64% банковского сектора, к концу следующего года первая пятёрка будет располагать уже 70% активов.

  1. Также Сухов предрекает стабилизацию, а то и спад зарплат в банковском секторе за счёт высокой конкуренции: на рынок выйдут квалифицированные кадры из закрывшихся банков.
  2. Россия не будет отказываться от Базельских нормативов банковского регулирования, то есть эта сфера продолжит функционировать по западным канонам. И это при том, что из-за базельских правил мы уже потеряли возможность получать деньги от партнёров, так как лишены рейтингов “большой тройки” – другие агентства для международных монополистов не существуют.

Что с того?

Новая волна отзывов лицензий неизбежна. Сухов не блефует. Он плотно работал в составе набиуллинской команды как раз во время ковровых бомбардировок банковской системы (2013–16), и в теме разбирается полностью.

Сжатие банковского рынка вокруг пятёрки лидеров продолжится, капитализм по заветам Маркса привычно ведёт к монополизму. Монополисты продолжают повышать комиссии и другую плату за то, что пользуются нашими деньгами.

Запад продолжает контролировать русские финансы: санкции санкциями, но в то же время глаз да глаз.