Общество

«Маме приходилось выносить трупы умерших от голода людей»: 85-летняя Тамара Горкунова из Прикамья никак не может добиться признания ее блокадницей

Тамара Семеновна с правнуком Серафимом.

Тамара Семеновна с правнуком Серафимом.

Фото: из семейного архива

– Я устала доказывать, что почти 11 месяцев голодала в блокадном Ленинграде, и больше чем на 20 лет закрыла этот очень болезненный для меня вопрос, пока внучка меня не убедила снова попробовать получить этот знак, – объяснила Тамара Семеновна. – Поверьте, дело тут не в прибавке к пенсии, не в льготах каких-то, сколько мне уже осталось, а в правде – я ведь по-настоящему блокадный ребенок.

Страшная зима запомнилась навек

Тамара Семеновна родилась в Ленинграде в 1937 году. Ее отец работал на заводе «Электросила», а мама – на фабрике «Скороход». Но накануне войны у Тамары родился младший братик, поэтому ее мама, Ксения Федотовна Самарина, сидела с ним в декрете.

8 сентября 1941 года началась блокада Ленинграда. Еды не хватало, так как немцы разбомбили продовольственные склады, и в городе возник голод. Хотя Тамаре тогда было всего 4 года, события той страшной зимы навеки отпечатались в ее памяти.

– До февраля 1942 года отец работал, не выходя с завода, пока полностью не обессилел, – вспоминает она. – Тогда его отправили домой – практически умирать. Он лежал на кровати и не шевелился, не произносил ни звука.

Соседи посоветовали Ксении Самариной отправить мужа в больницу, была надежда, что там дадут горячую еду. Но не помогло.

Отец Тамары Семеновны умер в блокаду

Отец Тамары Семеновны умер в блокаду

– Мама привезла его в больницу, оставила в коридоре, потому что в палатах не было места, – говорит Тамара Семеновна. – Через несколько дней его переместили в палату, но папа все равно умер. Сосед по палате потом рассказывал, что умирал он в самую бомбежку, и все переживал, как там его семья.

Ксения Федотовна хотела принести костюм, чтобы похоронить мужа в нем, но пока она ходила, всех мертвых уже вывезли в барак, заменявший морг.

– Среди этих трупов она не могла уже найти отца. Все в одной куче лежали. Только потом документы она получила, что его похоронили на кладбище.

После смерти мужа Ксения стала работать дворником, ей приходилось выносить трупы умерших от голода людей. Дети в это время оставались дома одни.

– Помню, брат упал, плакал, – вспоминает Тамара Семеновна. – Он лежал на полу, а я не могла встать, ему помочь, потому что сама была отекшая, сил не было. Лежала, ревела и только ждала, когда придет мама.

Братик не выжил. Он был похоронен на Пискаревском кладбище. А Тамаре повезло.

В августе 1942 Ксения Федотовна с дочерью были эвакуированы в Молотовскую область (теперь Пермский край), в Чернушинский район.

Отец Тамары Семеновны умер в блокаду

Ксения Федотовна прожила долгую жизнь.

– Там они мыкались по съемным комнатам, работы особо не было, – рассказывает внучка Тамары Семеновны – Татьяна. – Прабабушка где-то подрабатывала. После войны встретила мужчину, у них родилось двое детей. А бабушка выучилась на повара, работала в Чернушинской столовой. Потом стала работать дояркой в селе Рябки, так как там больше платили. Вышла замуж, стала Горкуновой. У нее родились сын и дочь.

Сейчас Тамара Семеновна живет со своим сыном. У нее четверо внуков и четверо правнуков. С ними она делится историями о своем тяжелом блокадном детстве. Но официального признания она так и не получила.

Отец Тамары Семеновны умер в блокаду

Тамара Семеновна с сыном

Фото: из семейного архива

Документы с ошибками

Знак «Жителю блокадного Ленинграда» приравнивает его обладателя к ветерану войны. Он вручается тем, кто находился во время блокады в городе не менее четырех месяцев.

Тамара Горкунова провела в замерзающем и умирающем от голода городе почти год. Пережила самую страшную зиму. Но блокадницей не считается. Из-за ошибок в архивных документах чиновники отказывают пожилой женщине в этом праве.

Ленинградская паспортистка ошиблась в дате. День рождения Тамары Семеновны по паспорту – 18 сентября 1937 года, а в поквартирном списке жильцов дома на Канонерской улице в Ленинграде, где она жила вместе с родителями, указано – «с рождения, прибыла 17.09.1937», то есть прописанной она оказалась на день раньше, чем родилась.

В других документах тоже обнаружились ошибки. Где-то фамилию Тамары Семеновны указывали по отцовской (Кувшинова), где-то – по материнской (Самарина). Имя и отчество ее матери в архивных справках было тоже написано по-разному – в одном документе она была Ксенья Федотовна, в другом – Ксения Федотовна, в третьем – Ксения Федоровна.

Но, главное, что мешало признать Тамару Семеновну жительницей блокадного Ленинграда – это отсутствие в архивах сведений о дате ее эвакуации.

– У прабабушки в паспорте было указано, что она выехала из Ленинграда 6 августа 1942 года, А у бабушки в домовой книге просто указано, что она выбыла в 1942-м, а точная дата не стоит, – объясняет Татьяна.

Еще в 1997 году Чернушинский районный суд установил, что Тамара Семеновна была эвакуирована вместе с матерью. Но бюрократические препоны это решение суда преодолеть не помогло. И блокадница решила оставить все, как есть, хотя и было обидно.

А полтора года назад ее внучка Татьяна решила все же восстановить справедливость. Она обратилась к Светлане Агапитовой, петербургскому уполномоченному по правам человека. Юристы аппарата уполномоченного направили свои запросы во все возможные архивы.

Собранные справки подтверждали: да, Тамара Семеновна Горкунова более 10 месяцев находилась вместе со своей матерью в блокадном Ленинграде.

– Мы направили свою правовую позицию главе Чернушинского района с предложением рассмотреть вопрос повторно и, учитывая возраст Тамары Семеновны, оперативно, – сообщили в аппарате уполномоченного. – Ответ пришел действительно оперативно, но это вновь был отказ. В нем жирным шрифтом были выделены неувязки и нестыковки в именах, отчествах, фамилиях и дате рождения. А подтвержденный документами и судебным решением срок проживания Тамары Семеновны в блокадном Ленинграде с 8 сентября 1941 года по 6 августа 1942 года снова был проигнорирован.

– Очень жаль, что в районной администрации не согласились с моими доводами, – комментирует ответ Светлана Агапитова. – Значит, точку в этом деле придется ставить в суде. Мои сотрудники убедили внучку Тамары Семеновны в судебном порядке установить юридический факт проживания бабушки в блокадном Ленинграде. Будем ее консультировать. Надеюсь, суд согласится с нашей аргументацией. Только бы не опоздать….

История дошла до Александра Бастрыкина, который поручил руководству главного СУ СКР по Санкт-Петербургу и следственного управления по Пермскому краю оказать всестороннюю помощь Тамаре Горкуновой, а после доложить о принятых мерах.

Подписывайтесь на наш Телеграм и Viber

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях: Вконтакте Одноклассники Твиттер

Если вы стали очевидцем ЧП или чего-то необычного, сообщите об этом в редакцию:

Телефон: 8-965-571-46-65

Viber/WhatsApp: 8-965-571-46-65

Почта: boris.merkushev@phkp.ru