Общество

Мобилизация летних детей. Главная ошибка России

Мобилизация летних детей. Главная ошибка России

300 000 человек встают в строй, пока тысячи убегают от исполнения своего долга перед страной. Откуда взялись эти тысячи и что с ними теперь делать? И как сделать так, чтобы больше их никогда не было среди нас?

Как хорошо быть пацифистом

Если верить “качественным” СМИ, причём отнюдь не иноагентам, на акциях протеста против мобилизации 21 сентября по всей России было задержано 1300 человек, причём в Москве – 350. В масштабе страны эти акции никак нельзя назвать многочисленными, как и нельзя назвать суровыми наказания за участие в этих несанкционированных демонстрациях: кажется, большинство хоть как-то наказанных получили даже не по 15, а по 10 суток. И то сказать: хотя частичная мобилизация объявлена, слово “война” ещё официально не сказано – и, значит, нарушаются законы не военного, а мирного времени. Их нарушать, можно сказать, безопасно.

Пока одни молодые люди протестовали, другие, до невозможности на них похожие, бежали из страны. Говорят, именно из-за этих беглецов стоимость последнего авиабилета в Ташкент 22 сентября подскочила до 10 тысяч долларов США.

Борцов с мобилизацией и беглецов от неё активно поддерживала и мотивировала политическая эмиграция. Социальные сети полны криков из-за рубежа: бегите, спасайтесь, прячьтесь. Ничего хорошего в армии вас не ждёт.

С политическими эмигрантами все понятно. Это настоящие изменники Родины, искренне уверенные, что они перешли на сторону сильного, что Россия в противостоянии с Западом обречена на поражение и что никакого искреннего патриотизма не может быть, а может быть только нежная любовь к бочке варенья и корзине печенья. Добавим к этим прекрасным чувствам яростную веру этих деятелей в собственную исключительность и яростное презрение к русскому народу – и портрет будет полным.

С данными людьми, в диапазоне от знатока рок-музыки Михаила Козырева до “сатирика” Виктора Шендеровича, разговаривать не о чем, с ними все ясно. Но точно ли все “пацифисты”, все, кто “против войны”, тождественны записным русофобам? 

В чём вина государства?

Как ни странно, я думаю, что в настроениях и поведении “пацифистов” виновата не только западная пропаганда, но и само государство Российское. Десятки лет, начиная едва ли не с 60-х, оно постоянно твердило “лишь бы не было войны”. И боролось за мир. Борьба эта была столько разрекламированной и столь победоносной, что три поколения русских людей выросли в убеждении, что войны просто не может быть. Поджигателям войны мы дадим отпор – и войны не случится.

Те, кто начинал эту борьбу за мир, знали, что они делали, так как сами прошли через самую страшную войну в истории человечества. Брежнев и его соратники сами были офицерами во время Великой Отечественной. Они строили армию так, чтобы даже в самом страшном случае не повторить трагедию 1941 года, а политику – так, чтобы избежать фатальной конфронтации с Западом. Избежать новой мировой. Были ли они правы? Им удалось вытеснить войну на периферию большой политики. С 1945 по 2022 год война для граждан России могла быть только локальной – такой, в которой подавляющее большинство граждан не принимало участия. Для большинства граждан все эти годы царил мир.

Трудно винить правителей, которые сумели поддерживать прочный мир так долго и даже в условиях отделения от империи огромных территорий сумели избежать большой войны. Трудно сказать, что они были полностью и во всем правы – ведь ценой их политики оказалась “самая крупная геополитическая катастрофа века”.

Долгий мир и всеобщее ощущение, что войны просто не может быть – это было не только благо. Уже к концу существования Советского Союза очень многие его граждане считали, что большая армия не нужна, а служба по призыву в ней бессмысленна – ведь воевать мы ни с кем никогда не собираемся. Локальные войны, в первую очередь чеченская, привели к удивительному решению: призыв в армию сохранялся, но в бой призывников отправить теперь стало нельзя.

СВО на Украине восемь месяцев (!) велась только силами офицеров, контрактников и добровольцев. При желании всё это время можно было считать, что война идет “где-то там”, что она касается государства – но не каждого гражданина в отдельности. Не тех, кто “строил стартапы” и обсуждал их в модных кафе. Не среднего класса. Будем откровенны: государственная пропаганда сделала недостаточно, чтобы СВО воспринималась всеми русскими людьми как дело каждого из них. 

Не ходил бы ты, Ванёк, во солдаты

Что происходит сегодня? “Милые летние дети” вдруг столкнулись с приходом большой страшной военной зимы. Они столкнулись с тем, что вся их прекрасная, устроенная комфортная жизнь, оказывается, ничем не гарантирована. Молодые люди, не видевшие в своей жизни не только войны, но и малейших лишений, а притом воспитанные в убеждении, что войны просто не может быть, а если и может, то не с ними – вдруг оказались перед лицом мобилизации. Оказались в стране, против которой ополчился коллективный Запад. Оказались в ситуации, когда уже не “война на пороге”, а она перешла этот порог и пришла в каждый дом.

Не было в истории поколения, которое радовалось бы войне. Но всем предыдущим поколениям перед всеми предыдущими большими войнами было проще. Они помнили, знали, были научены, что “Россия – наше отечество, смерть неизбежна”. Что время убивать и умирать за Родину может наступить в любой час. Что “если завтра война, если враг нападёт – как один человек наш великий народ”.

Нынешние мальчики и девочки выросли в уверенности, что на их веку ничего такого не случится. Для них даже начальную военную подготовку в школе отменили. Заменили на “основы безопасности жизнедеятельности”. То есть их учили не сражаться, а беречь себя.

Мальчики и девочки росли в уверенности, что они ничего не должны государству. Напротив, государство должно им обеспечивать комфорт и безопасность. И они ведь не сами это придумали. С брежневских времен повсюду реял лозунг “всё во имя человека, всё во благо человека”. Не государства, не Родины, а человека – вот ради тебя, молодой человек, всё делается. Этот лозунг пробрался в Конституцию России. Там написано: “человек, его права и свободы являются высшей ценностью”. Его права и свободы, а не обязанность сражаться во имя государства Российского.

Вот теперь они бегут и протестуют – те, кто верит, что государство существует для их прав и свобод, а не их жизни принадлежат государству. Они бегут и протестуют, они требуют не воевать, не нарушать течение их прекрасной жизни со смузи в модных кафе и поездками на тёплое море, не понимая, что государство ведёт войну в их защиту. И в надежде сохранить или по крайней мере восстановить потом все приметы мирной жизни.

Они не понимают, что счастливое “до войны” закончилось не по желанию властей страны. Не понимают, что вернуть “до войны” невозможно. Надежда на мир и процветание – это надежда на победу в войне.

Нет, я их не оправдываю. Наоборот, я считаю, что ни извинения, ни прощения им не может быть. Я просто говорю, что их, таких, могло бы быть много меньше, если бы государство вовремя озаботилось воспитанием своих граждан в духе готовности защищать Родину. 

Что нам теперь делать?

Во-первых, не паниковать. Как бы плохо не было без государственной идеологии, русская культура достаточно прочна. Большинство из нас твёрдо знает, что делать, когда приходит время встать в строй. Никто никогда не рад мобилизации – но уклонистов всегда в десятки раз меньше, чем тех, кто встает под ружьё.

Во-вторых, необходимо учесть ошибки мирного времени. Помнить, что война тем страшнее, чем меньше к ней готов народ. И, стало быть, помнить, что подготовка каждого русского к войне должна начинаться с младенчества и не должна заканчиваться никогда. История, литература, обществознание и НВП – школа должна научить выходящего во взрослую жизнь человека, что он в любой момент должен быть готов уйти на войну. И именно его готовность воевать – единственная возможная гарантия долгого и прочного мира.

Кроме того, он должен помнить, что мир без России существовать не должен, и Россия важнее, чем каждый из нас в отдельности.

Вот так всё просто… Только мы до сих пор этого не сделали.