Экономика

Никуда они не ушли: Запад продолжает пить русскую нефть

Никуда они не ушли: Запад продолжает пить русскую нефть

Потери западных компаний после ухода из России составили уже свыше 70 миллиардов долларов. Хотелось бы порадоваться за наших партнёров, да не получается. И не только потому, что в значительной степени эти средства будут вычтены из нашего ВВП, нет. Беда в том, что потери эти зачастую бумажные. Придуманные самим Западом, а не понесённые реально.

“Ещё минуточку и уйдём”

Вот две подряд новости за 24–25 августа:

ФРГ не планирует демонтировать “Северный поток – 2”, на чём настаивают поляки.

Японское правительство подтвердило намерение Mitsubishi и Mitsui сохранить доли в “Сахалине-2”

Японцы вообще молодцы: долго-долго топтались в прихожей, а как только в России заговорили о национализации проекта, тут же переобулись. Обратно в домашние тапочки. И хотя японские журналисты предполагают, что русские могут и отказать – выгнать японцев из проекта “Сахалин-2” насовсем, – у нас, к сожалению, такая практика не принята, мы до сих пор играем с западными партнёрами (а Япония – неоколония США, расположенная как раз к западу от сюзерена) по правилам этих самых партнёров.

Или, например, прекрасная BP, в прошлом “Бритиш Петролеум”. Она заявила о своём выходе из “Роснефти” ещё в конце февраля, но так ничего и не сделала для расставания с акциями, просто убрала русскую компанию из отчётности для западных контролирующих органов.

Приключения британцев в “Роснефти” – это вообще отдельный анекдот из мира животных, в котором присутствуют курица, гусь, козлы, бараны, улитка и даже многострадальный кот Шрёдингера, ибо акции “Роснефти” у BP по одним документам есть, а по другим нет. И в зависимости от момента на стол ложатся либо те, либо другие отчёты. Неудивительно – при инвестициях в 10 миллиардов евро за время сотрудничества они вывели из России 30 миллиардов. Уходить надо, но жуть как не хочется.

А что другие? Да то же самое.

  • TotalEnergies полгода расстаётся с “Новатэком”, и всё никак.
  • Engie никак не выплывет из “Северного потока”.
  • ExxonMobil кушать не может как мечтает покинуть “Сахалин-1”, но никаких шагов не предпринимает.

Посмотрев на мучения нерешительных партнёров, Владимир Путин сделал им царский подарок: запретил продавать доли в стратегически важных предприятиях без прямого разрешения президента. И если раньше эти компании в глазах руководства своих родных стран были штрейкбрехерами, не желавшими поддержать “всеобщую забастовку”, то теперь они – страдальцы, “заложники Путина”, активы которых томятся в русской темнице, и неплохо бы, кстати, это дело компенсировать из национальных бюджетов.

Кто здесь колония?

Есть на том же Западе такая модная новая игра – деколонизация. Подразумевается, что Россия – тюрьма народов, подчинившая себе целый ряд наций, которых необходимо освободить от русского владычества. По этой логике нам в своё время следовало поступить, как благородным британцам или испанцам, которые после завоеваний (что было, то было) не договаривались с народами, а уничтожали их полностью. Видимо, чтобы в XXI веке тоже не пришли какие-нибудь деколонизаторы.

Так вот, главный парадокс заключается в том, что деколонизация России действительно нужна. Но именно России, а не отдельно взятой Башкирии, Удмуртии или Еврейской автономной области.

К сожалению, довольно мало просмотров набрала блестящая статья д. э. н. Валентина Катасонова с красочным доказательством того, что за последние тридцать лет в России построен полноценный колониальный капитализм (если пропустили – обязательно почитайте, там и о вашей зарплате интересные факты). Так вот, поведение наших партнёров прекрасно укладывается в эту схему.

В самом деле:

  1. охотнее всего они отказываются от производств,
  2. с бо́льшим скрипом уходят из торговли
  3. и совершенно не желают покидать сырьевую отрасль, кормовую базу всей западной экономики!

То есть приоритеты расставлены совершенно откровенно.

Что с того?

Иностранные инвестиции в месторождения и вообще добывающую промышленность – это, к сожалению, не только деньги, но ещё и технологии, и специалисты, и неформальные связи, много решающие на рынке. Всё это есть и у нас самих, но в недостаточном количестве.

И зарубежные, в том числе западные компании, которые продолжают активно участвовать, делиться своими возможностями, России, к сожалению, нужны.

Но если “инвестор” сидит как собака не сене, исключил наши акции из своих отчётов на родине и, выражая антирусскую позицию, при этом ждёт международной разрядки и новых дивидендов, – это иностранный агент в худшем смысле слова.

И здесь следует пойти на выучку к нашим изобретательным прибалтийским друзьям. Они придумали прекрасную игру “Скажи, с кем ты”, и в зависимости от этого пропускают через границу туристов или разворачивают их. В России уже предложили задавать столь же интересные вопросы финнам, которые приезжают в Выборг заправить машины. Но можно пойти ещё дальше.

Организации, зарегистрированные в недружественных странах, для продолжения деятельности в России должны или прямо поддержать спецоперацию, или – не будем требовать слишком многого – открыто осудить антироссийские санкции. Сделал это – добро, сиди на своих акциях, жди у Чёрного моря мирной погоды. Не сделал – прости, твоя доля национализируется или пропорционально распределяется между остальными инвесторами.

Давайте поиграем. Будет весело.