Общество

Патриотизм в красках: Русская правда Дмитрия Белюкина

Патриотизм в красках: Русская правда Дмитрия Белюкина

Юбилейная выставка, приуроченная к 60-летию народного художника России, академика РАХ Дмитрия Белюкина “Многострадальная, героическая, великая…”, работающая в здании Российской академии художеств на Пречистенке, стала заметным прорывом русского реалистического искусства. Два смысловых центра экспозиции, посвящённые времени Алексея Михайловича до Раскола и Параду Победы 1945 года, заставляют задуматься о путях России на сегодняшней исторической развилке.

Дмитрий Белюкин – “суриковец” и выученик школы Ильи Глазунова, давно уже стал одним из ведущих современных классических живописцев “широкого профиля”, что и раньше удавалось немногим. Он признанный мастер тонкого одухотворённого пейзажа, глубокого психологического портрета, живописной и графической книжной миниатюры, исторической жанровой живописи. При этом – убеждённый патриот и православный, воцерковлённый человек.

Эти два начала в органичном единстве с верностью исторической и художественной правде составляют метод Белюкина. Он восстанавливает связь с русской классической живописью XIX – начала XX века, затерявшуюся в суматохе различных “измов” и сменяющих друг друга мод. То есть Белюкин продолжает заросшую чужеземными растениями и откровенными сорняками столбовую дорогу русского искусства – из той самой “России, которую мы потеряли”.

“Белогвардейский” художник

Широкую известность в художественной среде молодой художник приобрёл благодаря своей ранней блестящей серии книжных иллюстраций к “Евгению Онегину”, великолепными русскими, свято-афонскими, иерусалимскими пейзажами. Настоящая слава же пришла к нему в середине 1990-х с масштабным полотном “Белая Россия. Исход” – многофигурной композицией, изображающей отплытие корабля с русскими беженцами из Крыма в ноябре 1920 года. Тогда он получил не вполне адекватное прозвище “белогвардейский художник” вместе с широким признанием в среде потомков русских послереволюционных эмигрантов и отечественных “белых патриотов”.

ДМИТРИЙ БЕЛЮКИН. “БЕЛАЯ РОССИЯ. ИСХОД”.

Пронизанные болью картины “эмигрантского” цикла, такие как “Чужой рассвет. Казаки на острове Лемнос”, а также осмысляющие трагедию крушения старой России “Осколки”, “Зеркало”, портреты семьи последнего русского императора продолжили эту “белую” линию творчества Белюкина. Но масштаб дарования и диапазон художественной “оптики” Дмитрия Анатольевича был гораздо шире. Что он с блеском доказал на нынешней юбилейной выставке.

Потерянный дораскольный “рай”?

В экспозиции на Пречистенке представлены более 130 живописных полотен и этюдов, абсолютное большинство из которых создано за пять лет, прошедших с последней персональной выставки художника. Один из центральных смысловых центров выставки – цикл работ на историческую тему. Из них ярко выделяются несколько полотен, созданных по идее и заказу сопредседателя ВРНС, основателя Общества и телеканала Царьград Константина Малофеева.

Картины посвящены XVII веку – достославному времени начала царствования династии Романовых, периоду Алексея Михайловича (“Тишайшего”) – до трагического церковного Раскола: “Венчание на царство Михаила Фёдоровича”, “Алексей Михайлович и Патриарх Никон за обсуждением строительства Нового Иерусалима”, “Охота на медведя при Алексее Михайловиче”.

Дмитрий Белюкин. “Венчание на царство Михаила Фёдоровича”, “А.М. Романов и патриарх Никон за обсуждением строительства Нового Иерусалима”, “Охота на медведя при А.М. Романове”. 

В этом цикле перед знатоками творчества художника нежданно предстаёт “новый Белюкин” – в яркой, почти кустодиевской палитре, впрочем, точно соответствующей цветовой гамме той эпохи. Её художник около года (!) изучал по архивам, чтобы быть достоверным даже в мельчайших деталях – таков его принципиальный подход.

Но Белюкину важна точность не только в костюмах, но и в глубинной исторической правде.

На картине, где Алексей Михайлович со своим тогда ещё “собинным другом” Патриархом Никоном смотрят чертежи будущего Нового Иерусалима, через множество деталей отражена данность кратковременной, увы, Симфонии царской и церковной власти. А также то, что русское царство было в то время хранителем мирового Православия – истинным “Третьим Римом”.

Мы были тогда близки к великой цели: самодостаточной Православной Империи, но сатана через несовершенные души людей – страсти и наветы вверг Церковь и всё государство с русским народом в страшный раскол. И этот раскол предопределил очень многое в будущей истории России – вплоть до трагедии 1917 года,

– говорит Дмитрий Белюкин.

На вопрос, будет ли продолжение цикла XVII века, Дмитрий Анатольевич отвечает утвердительно, поясняя, что просто не всё из задуманного успел. Среди уже начатых полотен – знаменитое “шествие на осляти”. Это церковно-государственный обычай, когда в праздник Вербного Воскресенья наглядно изображался вход Господень в Иерусалим – Царь вёл под уздцы малорослую лошадку, загримированную под ослика, на которой восседал Патриарх с Евангелием в одной руке и крестом в другой. Многочисленное шествие под колокольный звон вступало в Спасские ворота Кремля.

Безусловно, это всё светлые моменты того времени, говорящие о великом духовном наследии Руси, которое мы во многом растеряли за эти века, – говорит Белюкин, – Но, возможно, если Господь управит, я напишу и тёмные страшные эпизоды уже после начавшегося Раскола, ссылки Никона. Например, взятие царскими войсками Соловецкого монастыря и расправу с монахами-раскольниками.

Пока же к этому белюкинскому циклу по цветовой гамме и художественному видению примыкает на выставке картина более раннего исторического периода – царствования Иоанна Васильевича “Битва при Молодях в 1572 году”. Она достоверно реконструирует один из эпизодов знаковой победы русских над сборными полчищами Крымского хана Девлет-Гирея, юбилей которой отмечался в этом году. Детально проработано жанровое полотно – “Контроль духовенства за мерами и весами в Великом Новгороде в начале ХIII века”.

Дмитрий Белюкин. “Битва при Молодях в 1572 году”. 

От Пушкина до Корнилия

Вторым открытием этой выставки, безусловно, можно считать незаконченную ещё серию картин, посвящённую дуэли Пушкина, написанную по заказу Государственного музея А.С. Пушкина. Впервые в истории живописи художник решил сложнейшую задачу: отдельными самодостаточными картинами, не превратив их в кинораскадровку или комикс, с “документальной” точностью воспроизвёл события 28 января 1837 года: от встречи Пушкина и его секунданта Данзаса у кондитерской Вольфа и Беранже – через отдельно изображённые выстрелы поэта и Дантеса – до толпы у дома смертельно раненного Пушкина на Мойке. И этот необычный ход, и само возвращение Дмитрия Белюкина к “пушкиниане” сильно порадовало и немало удивило его поклонников.

“Дуэль А.С. Пушкин. Протаптывают тропинку”. Дмитрий Белюкин.

В нескольких залах Академии, где развернулась экспозиция, есть много чему и порадоваться, и возвыситься душой – от сюжетной картины “Ангелы с моря”, на которой русские моряки спасают из завалов жителей итальянской Мессины, разрушенной землетрясением 1908 года, до пронзительных русских пейзажей. От удивительно светлого образа Александра Суворова у деревенского окна – до глубоко духовного портрета предстоятеля Русской православной старообрядческой церкви Корнилия.

Последний был, по свидетельству художника, написан после уединённой молитвы Владыки на речных мостках у дома художника на Валдае. Кстати, в тех же местах, в деревне Терехово Дмитрий Анатольевич сейчас строит на свои деньги деревянный храм во имя Св. Пророка Ильи.

“Я уже вижу свою будущую картину с этим храмом”, – признаётся он.

Дмитрий Белюкин  “Митрополит Московский и всея Руси, Предстоятель Русской православной старообрядческой церкви Корнилий на Валдае”, “А. В. Суворов в Кончанском”. 

Триптих Победы

Третьим, (а по многим параметрам – первым) смысловым ядром выставки, без сомнения, является всего одно полотно в последнем зале. Но какое! Огромный, во всю стену триптих “Конец Третьего рейха. Парад Победы 24 июня 1945 года” изображает торжественное низвержение к кремлёвской стене гитлеровских знамён и штандартов. По свидетельству художника, эта знаковая работа стоила ему “большой крови”. Написав её не по заказу, а по велению души в первоначальном варианте ещё в 2015 году, он почти на четыре года отложил полотно в запасники, поскольку понял, что не решил поставленной им самим задачи. 

Ситуация мучительная для художника – замысел должен быть воплощён на холсте сполна или стёрт, уничтожен. У меня такой случай был впервые,

признаётся автор.

В итоге, по его словам, “Господь надоумил”, и Белюкин укоротил длинный холст, сделав из него триптих, с одной “точкой схода”, так, чтобы без нарушения исторической композиции получился охват Красной площади почти в 360 градусов. Торжественный триптих, выписанный художником с исторической достоверностью деталей, вызывает полное ощущение присутствия.

Кажется, что слышишь маршевый шаг сапог Сводной роты по мостовой, стук древков по кремлёвской брусчатке. Солдат в центральной части картины улыбается, подняв глаза вверх – на невидимый зрителю Мавзолей, откуда ему отдаёт честь и машет рукой Генералиссимус Иосиф Сталин. 

Я хотел показать космичность этого события – возможно, главного в истории Советского Союза, – поясняет художник. – Тогда было невиданное единение народа, осознавшего себя богатырём: мы всех победим, нам всё по плечу. Была “советская соборность”. Увы, это чувство давно утеряно – опять мы получили “осколки”. На это десятки лет работали подрывные центры и фонды на Западе, были затрачены миллиарды долларов. И они, в общем, достигли своей цели.

Дмитрий Белюкин. Триптих “Конец Третьего рейха. Парад Победы 24 июня 1945 года”. 

Сможем ли собрать осколки?

На вопрос, как он видит нынешнюю трагическую страницу в контексте всей русской истории, Дмитрий Белюкин задумывается:

– Художник, в отличие от философа, писателя, публициста выражает свой взгляд красками на холсте. Кто я такой, чтобы изрекать нечто историософское? Но чисто субъективно: сейчас, с одной стороны, наступает пик вселенской борьбы добра со злом, которая и до этого непрерывно шла в истории. А с другой –  в разгаре братоубийственная война русских с русскими, которым затуманили мозги, – почти “гражданка”.

В октябре 1993-го, когда я в своей мастерской на Украинском бульваре напротив Белого дома дописывал свою картину “Исход”, туда залетали пули (их следы ещё долго оставались на штукатурке). Мной тогда овладела убийственная тоска: на моих глазах начиналась новая гражданская война, о которой, как об историческом уроке, и была моя картина!

С нынешней картиной про парад 1945 года получилась в чём-то похожая ситуация: я хотел напомнить о величайшем единении народа во всей его многонациональности, величайшем триумфе России, пусть и в советской, сталинской “одёжке”. А когда я её всё-таки закончил и выставил – опять началась гражданская война….

Но несмотря, или, точнее, даже вопреки всему, я верю, что Господь не оставит Русь, народная соборность снова возродится, мы соберём вновь осколки. Но произойдёт это, видимо, только через очень большие испытания.

Что с того?

Непросто связать воедино логическими нитями крушение в Расколе и “петровщине” самодостаточной органичной “московской Руси”; крушение Российской Империи, а позже – падение “империи” советской – с нынешним днём, где так же прямо на наших глазах происходит громадный коллапс. Причём уже не только отечественного, но и мирового масштаба. Но это категорически необходимо сделать. С помощью логики не аристотелевской, но духовной, православной.

Почему необходимо? Чтобы понять уроки Господа, которые Он раз за разом преподаёт русскому народу и России, как избранному Им сосуду Истины и Благодати. А ещё и затем, чтобы в войне с мировым сатанизмом ненароком не осатанеть самим. Инструментом такого осознания может быть, в том числе, и кисть художника. Что наглядно показал Дмитрий Белюкин на своей выставке.


Выставка “Многострадальная, героическая, великая…” продлится в здании Российской академии художеств на улице Пречистенка, 21 до 23 октября. В её рамках состоятся встречи автора со зрителями, студентами художественных вузов, беседы и лекции по истории.