Политика

Перезагрузка большой кадровой машины Кремля: Новые должности, старые лица

Перезагрузка большой кадровой машины Кремля: Новые должности, старые лица

На примере Дмитрия Рогозина видно, как работает “большая кадровая машина” Кремля, что она может и чего не может контролировать.

Долгие паузы – лишние слухи

После того, как Дмитрий Рогозин покинул пост руководителя госкорпорации “Роскосмос”, его карьерные перспективы сразу стали предметом многочисленных сплетен в элите. Руководитель такого масштаба может уйти, как ясно каждому, или на повышение, или “по горизонтали”, или с понижением. В случае бывшего заместителя председателя правительства руководство госкорпорацией – это перемещение по горизонтали. Но куда же дальше?

Этот вопрос очень волновал наблюдателей, потому что он стоял не столько о личной судьбе Рогозина, но скорее о том, как во время специальной военной операции Верховный главнокомандующий представляет себе свою “скамейку запасных”. А также о том, что Кремль в принципе может предложить столь известному и эффективному, но в то же время конфликтному руководителю высшего эшелона, как Рогозин.

Так как пауза в его карьерной судьбе продолжалась довольно долго (Рогозин покинул “Роскосмос” 15 июля), у его недоброжелателей (у руководителя такого масштаба всегда много недоброжелателей) возникла идея, что карьерный рост может и вовсе прерваться. Именно с этим, по мнению источников Царьграда, был связан вброс в некоторые сетки телеграм-каналов – они практически синхронно публиковали информацию, что “кадровая служба Кремля” уже сделала Рогозину несколько предложений, но он отказался от каждого из них, так как счёл их недостаточно статусными.

Партия, корпорация, правительство

В действительности больших карьерных возможностей, по-видимому, было три. Рогозин мог вернуться в публичную политику, например вновь возглавив партию “Родина”. Такое решение, по единодушному мнению политологов, означало бы очень серьёзное переформатирование всей российской партийно-политической системы (“Родина” почти мгновенно сравнялась бы в популярности с ЛДПР), и потому являлось крайне маловероятным. Уж точно не в условиях спецоперации – только нарушения социально-политической стабильности общества не хватало.

Рогозин мог перейти из одной государственной корпорации в другую, примерно равную по значению. В июле и в начале августа довольно активно муссировался слух, что он может сменить на посту руководителя “Ростеха”, самого Сергея Чемезова.

Этот очень интересный слух позволяет отчасти понять, как устроена подковёрная борьба “вблизи кремлёвских башен”. Трудно сказать, обсуждали ли такую возможность “на самом верху” как реальную. Однако слухмейкеры занимались не тем, что сливали в публичную сферу информацию о реальных дискуссиях. Они стремились ослабить героев своих публикаций – и руководителя “Ростеха”, и экс-руководителя “Роскосмоса”, – создавая впечатление неустойчивости их положения.

Между тем в Кремле, видимо, с самого начала рассматривали третий вариант использования Дмитрия Рогозина – его возвращение на государственную службу. Практически сразу после его ухода из госкорпорации появилась информация, что он будет назначен специальным представителем президента по работе на “новых территориях”, то есть в освобождённых регионах Украины.

Затягивание назначения было связано, по-видимому, с неопределённым статусом этих территорий и неясностью их границ на момент формального возвращения в Россию,

– говорит источник Царьграда на Старой площади.

Новороссия или Южный округ

Теперь, когда понятно, что в Россию возвращаются как минимум четыре области на правах субъектов федерации, вопрос состоит в том, как именно будет осуществляться управление этим территориями и в первую очередь – как пройдёт интеграция в российское правовое поле.

Опыт такой работы уже есть. В 2014 году после возвращения Крыма и Севастополя в родную гавань был создан Крымский федеральный округ под руководством Олега Белавенцева. Однако уже в июле 2016 года этот федеральный округ был упразднён, Крым и Севастополь вошли в состав Южного федерального округа.

Управленческая развилка теперь, очевидно, выглядит так:

  • или новые территории входят в тот же Южный федеральный округ;
  • или они образуют отдельный федеральный округ из четырёх субъектов федерации;
  • или создаётся федеральный округ из всех областей, ранее входивших в состав Украины, то есть Крыма, Севастополя, Донецкой и Луганской республик и Херсонской и Запорожской областей.

У каждого из этих решений есть достоинства и недостатки, однако конструкция “Южный федеральный округ плюс 4 региона” выглядит слишком громоздкой и трудноуправляемой. Совершенно очевидно, что полпреду президента на этом направлении Владимиру Устинову сложно будет совместить свои нынешние обязанности и руководство федеральной программой интеграции и развития новых территорий. Конечно, теоретически можно предположить возможность смены Устинова на нового руководителя, но источники Царьграда считают, что это решение наименее вероятно.

Куда более вероятно создание Таврического федерального округа в составе шести регионов. В этом случае опыт Крыма и Севастополя по интеграции будет максимально востребован, в какой-то степени за счёт этих регионов удастся решить и кадровые проблемы новых территорий (набрать потребное количество компетентных чиновников в короткий срок будет очень сложно, а украинский опыт для кандидатов будет скорее фактором, препятствующим назначению).

Так как новому федеральному округу, очевидно, нужен будет и новый руководитель, источники Царьграда считают, что судьба Дмитрия Рогозина почти точно определилась

Сегодня в некоторых телеграм-каналах появились сообщения, что Рогозин якобы отказался возглавить новый федеральный округ. Но позднее чиновник данную информацию опроверг:

Это ложь. В это грозное для нашей страны время я готов выполнить любую задачу, которую поставит Родина.

Что с того?

Самый важный и неприятный вывод, который можно сделать из этого анализа, следующий. Российская высшая власть умеет оценивать управленцев по заслугам и принимать осмысленные и эффективные кадровые решения. А вот контролировать информацию об обсуждении этих решений удаётся далеко не всегда. Старинная метафора “борьба бульдогов под ковром” по-прежнему кажется справедливой по отношению к политической власти в России.

Биографическая справка

Дмитрий Олегович Рогозин родился 21 декабря 1963 года в Москве. В 1986 году окончил международное отделение факультета журналистики МГУ.

Доктор философских наук. Доктор технических наук, специальность “теория вооружения, военно-техническая политика, система вооружения”.

С 1990 по 1994 год – вице-президент международной неправительственной научно-исследовательской и образовательной организации “Российско-Американский университет – Корпорация”.

В 1992-1993 годах – один из руководителей общественно-политического движения “Союз возрождения России”.

В 1993 году организовал Международный Конгресс русских общин (КРО), объединявший русские организации на постсоветском пространстве. В октябре 1994 года на его базе была создана всероссийская организация – общественно-политическое движение “Конгресс русских общин”.

С 1997 по 2007 год – депутат Госдумы.

С февраля 2004 года был сопредседателем партии “Родина”, а с июля 2004 года по март 2006 года – её единоличным руководителем.

С 2008 года по 2011 год – постоянный представитель РФ при НАТО в Брюсселе, Бельгия.

С 23 декабря 2011 года по 18 мая 2018 года – заместитель председателя правительства России. Курировал военно-промышленный комплекс, национальную и гражданскую оборону, гособоронзаказ, программу вооружения.

С 2018 по 2022 год возглавлял Государственную корпорацию “Роскосмос”.