Политика

Пленных больше не брать: Медведчука – на фронт

Пленных больше не брать: Медведчука – на фронт

Соцсети сотрясает волна обсуждения скандального обмена 87 наших пленных, часть из которых – ранены, на 215 украинских. Среди последних – 108 головорезов из батальона “Азов”*, включая его командиров, а также десяток наёмников из США, Британии, Швеции и Марокко, в т. ч. трое уже приговорённых судом ДНР к смертной казни.

Понятно, что войны без пленных не бывает и что своих надо по возможности выручать. И наверняка, если бы наших парней обменяли на обычных солдат ВСУ, никакой негативной реакции это бы в обществе не вызвало. Но в данном случае – по сути, мы освободили 108 “чикатил”, у которых руки по локоть в русской крови. Освободили (практически амнистировали) уже приговорённых к смерти иностранных наёмников, приехавших на Украину “поохотиться на русских”. То есть фактически освободили всех тех, кого клятвенно обещали судить и наказать за их преступления.

И выглядит это (а тем более будет подано украинскими и западными СМИ), как их большая украинская “перемога” и то, что “Запад Россию заставил”. Возможно, и даже весьма вероятно, что существуют и некие не озвучиваемые народу “бонусы”, о которых политики нам не расскажут. Но при этом возникает резонный вопрос: Почему нам о них не рассказывают, если они есть? И как можно обращаться к народу за помощью, одновременно ни во что его не ставя?

Не наша “перемога”

Кроме иностранцев, по данным украинских СМИ, в результате обмена пленными были освобождены снайперша “Азова”* Екатерина Полищук с позывным “Пташка”, начальник патрульной полиции Мариуполя Михаил Вершинин, а также командиры “Азова”* Денис Прокопенко (Редис), Сергей Волынский (Волына) и Святослав Паламар (Калина).

Но и рядовые “азовцы”* им под стать. Среди них – сдавшиеся на “Азовстали” Константин (Фокс) Никитенко и Николай (Фрост) Кущ, признанные трибуналом виновными в расстреле мирных жителей и наших пленных. Фрост “прославился” ещё клипом в интернете “Танцуй-убивай!”, где под постпанк “азовцы”* выстрелом в живот добивают русского танкиста, а также массой других “подвигов” в том же духе. То есть перед нами стопроцентные копии садюг-эсэсовцев времён ВОВ, которых, кстати сказать, тогда ни на кого не меняли, а поступали с ними “по законам военного времени”.

Как можно к этому относиться?  Экс-министр госбезопасности ДНР Андрей Пинчук в комментарии “Первому русскому” не скрывает эмоций:

Отношение у всех воюющих к этому обмену – резко негативное. Понятно, что сам по себе обмен – благо, ибо освобождаются наши братья. Но в плену у нас сидит более 2000 вэсэушников, и что, не на кого было поменять наших пленных? Да хоть на 10 за одного! Но “азовцы”* – символ нацизма и терроризма Украины, символ войны против нас, и к тому же признанные террористы. Когда в Беслане нам предлагали менять детей на сидящих в тюрьме террористов, мы отказались вести переговоры с террористами, ибо такова международная практика. А здесь террористов отпустили по требованию других террористов. Важно понимать – победы не будет, пока люди, принимающие решения, не перестанут врать нам, народу. Не поймут, что сегодня, утратив своих западных “собеседников” и компаньонов, они остались один на один со своим народом, и только при его поддержке могут выжить.

Обращает на себя внимание, что скандальный обмен садистов и палачей на наших военнопленных затеян очень “вовремя” – как раз после объявления о референдумах и на фоне общего эмоционального подъёма от выступления президента. Не иначе как кому-то из “илиток” потребовалось срочно сбить в России патриотический подъём. Если же перед нами демонстративный (перед Западом) “гуманизм”, то он в точности повторяет “гуманизм” Хрущёва, некогда освободившего бандеровцев как “жертв сталинских репрессий”. Результаты и того и другого “гуманизма”, видимо, будут похожи.

Ничего личного, только бизнес…

Но, может быть, “оно того стоило”? Что ж, посчитаем плюсы и минусы. Безусловным плюсом является возвращение из плена наших ребят, которых, конечно, было жалко. Ещё освободили весьма спорного с точки зрения интересов России Медведчука, от коего никаких политических дивидендов для нас не ожидается. Более того, Украина могла всучить Медведчука в довесок – им он тоже невыгоден в тюрьме. А теперь они белые и пушистые, “допропорядочный” бизнесмен на воле, не беда, что обвинялся в измене. Возможно, потрафили кому-то на Западе и саудитам, выступавшим посредниками в сделке. Вот, пожалуй, и всё.

Один из лидеров харьковской “Русской весны” Сергей Моисеев уверенно обозначил первый минус:

Это очень сильный деструктивный фактор для всех борцов за Новороссию. “Азов”* – это нацистская элита бандеровской Украины, это та самая нацистская закваска, уничтожение которой как раз и является смыслом денацификации. И вдруг – в этом принципиальном моменте мы даём задний ход. Украинская блогосфера уже заходится в восторге от совершённой “перемоги”. Завтра этих “азовцев”* там станут носить на руках, называть их именами улицы, они будут проводить “уроки мужества” в школах и вербовать на защиту своих идей новых молодых людей. Если уж так надо – мы могли бы в качестве “жеста доброй воли” поменять всех вэсэушников на всех наших (кроме тех, кто не захочет возвращаться, и “азовцев”*). Зеленский бы, конечно, отказался, и тогда он в глазах семей пленных выглядел бы негодяем. А так – он герой и спаситель. Поэтому считаю обмен однозначным политическим проигрышем России. Который, если и может быть чем-то нивелирован, то только очень серьёзными стратегическими победами на фронте.

В значительной степени дезавуированы наши заявления о возмездии нацистам и денацификации как таковой. Теперь понятно, почему тянули с приведением в исполнение приговора иностранным наёмникам, который стал бы мощнейшим стимулом для иностранцев на Украину не ехать. Понятно, почему громко заявленный “до конца августа” трибунал в Донецке так и не состоялся. А теперь более чем сомнительно, что состоится и обещанный не раз “новый Нюрнберг” над укронацистским режимом – разве что пару рядовых исполнителей посадят, да и то вряд ли. Кстати, какое моральное право мы теперь имеем упрекать американцев, спасавших после войны нацистских военных преступников? Это ведь был такой же “военный бизнес”, как и нынешний обмен. Как говорят американцы: “Только бизнес, и ничего личного”.

Есть и поражение чисто политическое. Обмен абсолютно обоснованно подаётся Украиной как своя большая “перемога”: русских с помощью Запада вроде как “прогнули”, и вот, несмотря на все обещания России, херои-“азовцы”* на свободе. А это значит, что уже завтра на Украине тысячи молодых людей кинутся записываться именно в “Азов”*, членов которого, несмотря ни на какие преступления, всегда спасут и обменяют. Тем самым нацизм на Украине (и в Европе, откуда следует ожидать нового потока наёмников) получил колоссальную идеологическую и информационную подпитку.

И, наконец, что самое плохое, сделано это накануне референдумов и всего прочего.

Возможно, мы чего-то не знаем, но с учётом вышесказанного минусы для России превышают плюсы – даже не в разы, а на несколько порядков.

Что с того?

Понятно, что “Первому русскому” очень не хочется сказать или сделать нечто такое, что можно было бы расценивать как “удар в спину воюющей армии”. Но промолчать мы не можем, ибо именно таким “ударом в спину” выглядит проведённый обмен, последствия от которого могут быть самые трагические. Ведь и в феврале 1917 года всё начиналось именно с этого. Ясно одно – необходимо срочно навести порядок в процессах обмена пленными. Большего саботажа распоряжений высшего руководства страны сложно было придумать. Кадровые, а, возможно, и уголовные последствия таких “обменов” должны последовать незамедлительно.

Как среагирует армия? Скорее всего, по-солдатски: то есть перестанет брать пленных вообще. “Азовцев”* и иностранцев – в первую очередь.

______________________________________________________________________

* “Азов”, “азовцы” – украинский нацианалистический батальон (полк), признанный в России террористической организацией, и его члены