Политика

Полный “Шауляй”: Денацификация Прибалтики начнётся с Литвы

Полный “Шауляй”: Денацификация Прибалтики начнётся с Литвы

Проблемы с железнодорожным транзитом в Калининградскую область через территорию Литвы до сих пор продолжают будоражить воображение жителей Крайнего Запада России. Накануне банк “Шауляй” объявил, что с 1 сентября прекращает обслуживать все операции, связанные с транспортировкой русских грузов. Начать денацификацию Литвы или немного подождать, нужно решить до 1 сентября.

С чего всё началось

А началось всё с принятия Евросоюзом пятого пакета санкций, который в числе прочих ограничений ещё и запрещал русским дальнобойщикам ездить по территории ЕС. Исключение делалось только для тех, кто перевозил продукты питания и медикаменты, а на Калининградскую область положения документа вообще не распространялись. Пакет был введён в действие 7 апреля 2022 года, а уже 18 июня Литва решила, что она полностью самостоятельное государство и в одностороннем порядке, не оглядываясь на мнение старших товарищей из Брюсселя, буквально ополовинила транспортный поток в русский эксклав, запретив возить туда стройматериалы, металл и ещё десятки наименований товаров.

Москва отреагировала ожидаемо – в МИД незамедлительно был вызван посол ЕС Маркус Эдерер, а пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал решение литовских властей незаконным. Звучали и более резкие заявления  так, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам Андрей Климов отметил, что Вильнюс принял– своё агрессивное решение в год двадцатилетия подписания соглашений о транзите, благодаря которым Литва смогла вступить в ЕС и НАТО. После чего прямым текстом предупредил “партнёров” о возможных ответных шагах России.

Таким образом, они дезавуировали сам принцип, а то, о чём мы говорим, было заложено в первом пункте этого совместного заявления, и на него вся остальная архитектура опиралась всего этого сооружения. Теперь наши руки, образно говоря, развязаны, и мы имеем право – и моральное, и юридическое, на мой взгляд, ответить так, как сочтём нужным. И ответ этот необязательно должен быть симметричным, но он наверняка будет,

– заявил сенатор.

Проблески здравого смысла

Тому, с каким рвением Литва перегибает транзитную палку, которая, как известно, о двух концах, в Брюсселе показательно удивились. Да и запашок пороха, явственно проявившийся в прибалтийском воздухе под разговоры о “Сувалкском коридоре”, кажется, сыграл свою воспитательную роль. Еврокомиссия поставила Вильнюсу на вид и спустя месяц с небольшим после его выходки – 26 июля – первый послеблокадный состав с цементом вновь прибыл в столицу Русского Запада. В Калининграде и Москве вздохнули с облегчением.

Действительно, ситуация, которая возникла вокруг Калининграда в связи с абсурдными санкциями для России, является жизненно важной. В данном случае позитивно, что сами европейцы поняли, насколько для России это жизненно важно и насколько неприменимо их решение в контексте Калининграда,

– такими словами уже на следующий день после прибытия поезда прокомментировал решение Евросоюза Дмитрий Песков.

Однако, как выяснилось чуть позже, радоваться “сговорчивости” литовских политиков было рановато.

Не мытьём, так катаньем

Литовский банк “Шауляй” появился на сцене спустя всего лишь сутки после заявления Пескова, и история с транзитом тут же заиграла новыми красками. Информация, опубликованная на официальном сайте финансовой организации, уведомляла клиентов, в частности, о следующем:

С 1 сентября сего года мы больше не будем осуществлять платежи в Российскую Федерацию и Республику Беларусь или из них в любой валюте.

Всё бы ничего, но именно через этот банк проходили в числе прочих и все средства, связанные с передвижением  грузов из большой России в Калининград. Вот такая вот “смычка” бизнеса и политики. А самое занимательное в ней то, что формально литовские власти на решение банкиров повлиять не могут. Хотя что значит “не могут”? Не хотят – так будет вернее… Не далее как 3 августа министр коммуникаций и транспорта Литвы Марюс Скуодис в эфире телеканала LRT заявил по этому поводу буквально следующее:

Государство никак не может обязать коммерческие банки, и именно здесь всё зависит от их собственного решения. Но я не могу себе представить, что компании могут предоставлять услуги, если они не оплачиваются.

На кого рассчитаны слова о неплатежах банку, который сам приостановил приём денег от России, не совсем понятно. Впрочем, европейского обывателя такие тонкости не интересуют в принципе, а политический бомонд Старого Света ими вполне удовлетворится – он вообще готов удовлетворяться любым бредом, лишь бы бред этот был антироссийским.

Русский ответ

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: от России не отстанут, пока она не сдаст своих позиций. А исходя из того, что она их не сдаст никогда, можно сделать единственный вывод: давление на нашу страну будет только расти. Так какие же ответы есть у Москвы на все эти вызовы? Вот хотя бы на литовский? С этим вопросом Царьград обратился к человеку, знакомому с проблемами Калининградской области не понаслышке, а, что называется, изнутри, – к депутату Государственной Думы 8-го созыва Андрею Колеснику, представляющему в нижней палате русского парламента самый западный регион государства.

Литву же никто не трогал! Какое ей дело до наших отношений с Украиной, совершенно непонятно. Я считаю, что надо поднимать вопрос по Мемельскому краю, который в своё время был передан Советскому Союзу по итогам Потсдамской конференции в качестве репарации. Мы построили там массу всего, включая Клайпедский порт, а Россия является правопреемницей СССР. Вопрос признания государственных границ Литвы тоже можно пошевелить – к примеру, выйти из соглашения от 2003 года, запретить им выход к озеру Виштынец… В целом  просто необъяснимо, зачем Литва всё это делает. Россия может всего лишь неловко повернуться в кресле, которое она занимает, и от них ничего не останется. Тут же ситуацию определяет не их отношение к нам, а наше к ним,

– заключил законотворец.

Что с того

Скорее всего, компромисс всё-таки будет достигнут, и произойдёт это за столом переговоров, а не на поле боя, как, вероятно, хотелось бы теневым автором всей этой транзитной истории. А если нет, то… Ещё раз процитирую пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, который более чем прозрачно намекнул на последствия гипотетической литовской недоговороспособности:

Если мы наткнёмся на стену глухого непонимания, тогда это будет проблема, которая будет требовать иных мер.

И тут вполне можно допустить, что под “иными мерами” Песков подразумевал не только увеличение числа грузопассажирских паромов на линии Усть-Луга – Балтийск, но и нечто, входящее в реестр компетенций русского Министерства обороны. 

Подписка на Чтиво
То, что читают, ежедневно в почтовый ящик.