Экономика

Последний удар по России подготовлен. Утрёмся?

Последний удар по России подготовлен. Утрёмся?

Министры финансов G7 официально согласились ввести потолок цен на русскую нефть. США и Великобритания пояснили, что это сможет наконец обуздать Россию и поставить её в безвыходное положение. Россия не менее официально объявила, что в безвыходном положении окажутся сами потолочных дел мастера. Но истина лежит даже не посередине, а совсем в стороне.

Итак, финансисты крупнейших экономик западного мира приняли беспрецедентное решение – о том, что они сами будут устанавливать цены на русскую нефть. В G7 рассчитывают, что к проекту присоединятся все страны, входящие в список недружественных России, а также нейтральные государства. И если сначала говорилось о мировом потолке цен, то теперь подготовлены механизмы, которые позволят ограничивать цены только на русскую нефть. Речь – пока что кулуарно – идёт о коридоре в 40–60 долларов за баррель.

Россия устами профильного министра Александра Новака уже ответила, что в подобном случае просто прекратит поставки нефти господам санкционерам. Но способны ли мы на такой шаг?

Потолок цен – что это вообще?

Представьте себе, что вы, оскорблённые ценами на картошку в местном магазине “Картошечка”, собираетесь всем микрорайоном и говорите: “Дороже 25 рублей покупать не будем”. А она стоит 50, между прочим. Несколько отщепенцев отказываются участвовать в акции, но 80% голосов вы, положим, собрали. Между прочим, для “Картошечки” это главный товар, без продаж она предположительно не выживет.

Останетесь ли вы без картошки? Не факт. Во-первых, многие из вас выращивают её на приусадебных участках. Во-вторых, часть фермеров, тоже торгующих по 50 рублей, готовы какое-то время торговать по 25, чтобы убить магазин “Картошечка” за негуманные методы борьбы с колорадским жуком. В-третьих, можно на какое-то время сократить потребление картошки, заменять её брюквой (она тоже дорожает, но тут вопрос принципа).

Со своей стороны, “Картошечка”, во-первых, постарается продать побольше богатеям (но у тех погреба не резиновые), во-вторых, расширить ассортимент, что, впрочем, сложно, ведь рынки остальных товаров в вашем районе давно поделены. В-третьих, магазин может принять правила игры, потому что издержки на выращивание картошки у него намного ниже, чем у дачников и фермеров.

Мы с вами, граждане России, сейчас являемся акционерами такой “Картошечки”, а США и Евросоюз – наши бережливые покупатели.

Нефть у них есть

Впервые о верхнем пределе цены на импортируемую из России нефть заговорили больше четырёх месяцев назад, в конце апреля. Тогда эту меру рассматривали при подготовке шестого пакета санкций, но в итоге в пакет она не поместилась – он и так рвался по швам. Озвучил богатую идею, разумеется, прибалт – латышский вице-председатель Еврокомиссии Валдис Домбровскис.

И вот теперь она обрела не только реальные черты, но и глобальный характер. Не ограничения Запада на русскую нефть, а общий, всемирный отказ покупателей платить за нефть более оговоренной суммы.

Вытянут ли они собственную идею?

Дело в том, что Запад и его периферия сами по себе производят достаточно много нефти. Даже если взять только стопроцентно прозападные страны, то США, Канада, Ирак (полноценная колония), Мексика, Норвегия, Нигерия, Казахстан (вы ещё видите смысл в аббревиатурах ЕАЭС и ОДКБ?), Великобритания, Австралия добывают более трети мировой нефти (38,5% на 2020 год по данным аналитиков компании BP). Понятно, что потребляют они тоже от души – одни только США “съедают” 20%, больше Китая, – но и с добычей ещё не всё.

Велик шанс уговорить арабов какое-то время потерпеть существование нерыночных механизмов. В конце концов, США фактически являются гарантами безопасности Саудовской Аравии, а та, в свою очередь, доминирует в регионе. Аравия, ОАЭ, Кувейт, Катар добавляют в копилку ещё 21,4% мировой добычи, и ситуация становится вполне терпимой.

А дальше возникает вопрос: зачем, например, Китаю и Индии закупать русскую нефть по “рыночным” ценам, если все вокруг получают топливо существенно дешевле? Да, Россия вынужденно даёт всё большую скидку, но участием в картеле можно прогнуть её ещё сильнее. А заодно снизятся и мировые цены на энергоносители вообще, полагают в Вашингтоне.

Побочные эффекты

Но даже на самом Западе далеко не все в восторге от этой идеи.

Во-первых, там нефть добывают главным образом частные компании, которые, скажем, в Техасе не совсем понимают, почему это правительство рушит цены на их товар. Сланцевая добыча, занимающая всё бо́льшую долю рынка, – бизнес затратный, и при падении цен многие скважины вообще придётся останавливать, что ни разу не дёшево.

Во-вторых, получить согласие арабов на глобальный потолок будет непросто. Они не готовы просто так отказаться от части прибыли. А ввод потолка только на русскую нефть приведёт лишь к её массовой перепродаже под видом арабской – которая при этом ещё и подорожает.

В-третьих и в-главных, для России нефть – это валюта, но именно сейчас доллары и тем более евро нужны стране меньше, чем когда-либо. Запад сам перекрыл наш импорт, и хотя больше всего мы закупаем у Китая, объём закупок всё равно существенно сократился. Федеральная таможенная служба перестала публиковать экспортно-импортную статистику, но даже по ассортименту в магазинах, да и по количеству магазинов мы хорошо видим ситуацию. Параллельный же импорт ни при каком раскладе не сравнится в объёмах с легальным, там 2–2,5 млрд долларов в год, это сущие центы по сравнению с “доСВОшными” закупками.

Соответственно, Россия может подождать. В том числе и приостановив продажи участникам нового картеля. Конечно, это сопряжено с консервацией большого количества скважин – мероприятие дорогостоящее, на которое наши частные компании (в нефтянке государство не владеет контрольным пакетом нигде) не рвутся выделять деньги.

Да и 60 долларов за баррель – не трагедия, мы примерно по этой цене и гоним сейчас Urals в Китай и Индию.

Но если бы власть мыслила по-настоящему стратегически, перекрытие большинства вентилей для экспорта означало бы в перспективе монополию России на нефтяном рынке планеты. Пока американцы, арабы и латиносы ускоренно опустошают свои недра, Россия берегла бы их для потомков.

Но пока что недра работают на потомков чиновников и нефтяных топ-менеджеров.