Общество

Почему тысячи украинских националистов в середине 1950-х оказались на свободе в СССР

Выпущенные на свободу после хрущевской амнистии бандеровцы отравили страну ядом национализма. Фото: ZUMAPRESS/Global Look Press

Выпущенные на свободу после хрущевской амнистии бандеровцы отравили страну ядом национализма. Фото: ZUMAPRESS/Global Look Press

67 лет назад Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев инициировал, а глава Президиума Верховного Совета СССР Климент Ворошилов подписал указ об амнистии, благодаря которому на свободу из лагерей на Урале, в Казахстане и Заполярье вышли десятки тысяч бандеровцев. И потекли на Запад Украины, где раньше «били москалей».

Почему руководство пошло на такой шаг, который сейчас кажется не просто странным – преступным? И чем он обернулся?

Об этом «КП» поговорила с кандидатом исторических наук, автором книги «Хрущев. Смутьян в Кремле» Юрием Емельяновым.

От перегибов к перекруту

– Почему Хрущев решил освободить бандеровцев?

– После смерти Сталина была осуждена политика перегибов. В том числе в плане «несправедливо осужденных». За это, например, тогда сняли Леонида Мельникова, который был 1-м секретарем ЦК Украины. А Павла Мешика назначили министром МВД Украины (которого, впрочем, совсем скоро расстреляли вместе с Берией). И Мешик старательно заучивал слово «перекрут» – перегиб. Хотя он и был украинцем по происхождению, но языка совсем не знал – в отличие от тысяч бандеровцев, которых сажали в 1940-е. И как раз тогда впервые зашла речь о том, что в отношении бандеровцев были допущены большие перегибы. И что многих зря осудили.

– В каком смысле зря – если они бегали по лесам и стреляли в советских учителей, врачей, милиционеров?

– Не все, мол, стреляли, и было это уже не вчера… В 1954 году в СССР собирались отмечать 300 лет воссоединения Украины с Россией. И под это дело с высоких трибун стали все время говорить о великой дружбе двух народов.

– Это была личная инициатива бывшего лидера Украины Хрущева?

– Это линия Хрущева, поддержанная Политбюро ЦК. И в руководстве партии все поддержали линию на реабилитацию. Остались воспоминания секретаря ЦК Дмитрия Шепилова, который был уверен, что 300-летие воссоединения Хрущев успешно использовал для укрепления своего положения. Широкие празднования происходили и в Киеве, и в Москве. Были проведены расширенные сессии Верховных Советов РСФСР и УССР и следом СССР. С января до июня 1954-го этим занимались. Под это дело началась и реабилитация людей с Украины, посаженных за то, что они боролись с советской властью во время Великой Отечественной и сразу после нее.

В сентябре 1955 года вышел указ об амнистии. Он появился, когда Хрущев уже достаточно укрепил свое положение. Он уже отстранил премьера Георгия Маленкова и действовал заодно с новым премьером Николаем Булганиным. 1955 год – расцвет этого дуэта. А «президент» Климент Ворошилов просто штамповал эти решения.

Историк Юрий Емельянов. Фото: Wikimedia Commons

Историк Юрий Емельянов. Фото: Wikimedia Commons

Чисты перед законом?

– Никто в Политбюро не высказался против амнистии бандеровцев?

– Никто. Хотя их судили как пособников гитлеровцев, за службу в немецкой армии, и сроки у них были от 10 до 15, либо даже 25 лет. И сроки им либо сократили наполовину, либо вообще выпустили.

Никто в ЦК не задал вопрос: а может, это бомба замедленного действия? Хотя были внимательные люди. Был член Верховного суда РСФСР Метисов. Он поездил с лекциями по Западной Украине уже в 1960-е. И вспоминал, что все эти бандеровцы, вышедшие на свободу, вели очень активную агитацию и пропаганду среди молодежи.

– Бандеровцы выходили абсолютно «чистенькими»?

– Да, с них снимали судимости, отменялось поражение в правах – и они сразу могли занимать любые должности в госорганах. У многих на Западной Украине были крепкие родственные связи – и за них активно ходатайствовали местные партийные руководители. Это прикрытие в том числе обеспечивало мягкотелую политику в отношении таких людей. Тем более Москва провозгласила курс: не надо преувеличивать их преступлений, не надо закручивать гайки.

– Сколько их вышло на свободу?

– Приводят разные цифры. Чаще всего встречается цифра 50 тысяч. Это только по той амнистии. К 60-м вышло еще столько же. А сидело гитлеровских пособников к 1955 году около 100 тысяч. Среди них были военные преступники, которые после отмены в 1947 году смертной казни получили не высшую меру, а 25 лет. Кто-то и из них попал под эту гребенку освобождения. Но надо признать, что все-таки каратели, чье личное участие в массовых расстрелах и истязаниях советских граждан было доказано, под амнистию не попали.

Спасибо канцлеру

– Кроме внутренних причин, была ли какая-то внешняя причина для той бандеровской амнистии 1955-го?

– Мы тогда нормализовали отношения с Федеративной Республикой Германия. Хрущев очень этого хотел. В сентябре 1955-го немецкий канцлер Конрад Аденауэр приехал в Москву. И тогда освободили почти 40 тысяч бывших эсэсовцев, которые еще сидели в наших лагерях, – их отправили в Западную Германию. И на этом международном фоне отпустили и бывших «внутренних врагов», с немцами сотрудничавших.

Тогда вообще начался процесс реабилитации малых репрессированных народов. Так что бандеровцы тут оказались не одиноки.

– Известно, что примерно за год до амнистии в лагере в Казахстане произошло восстание заключенных, где наиболее активными были именно бандеровцы и прибалтийские «лесные братья»…

– Примерно в то же время было и восстание в Воркуте, где их тоже было немало и о котором тоже практически нигде не сообщалось. Никто не анализировал состав бунтующих. Главное, о чем начали говорить, – избавиться от последствий культа личности.

Хрущев был убежден, что успехи социализма при нем будут таковы, что амнистированные перекуются. А если и нет, то подавляющая часть населения советских Украины и Литвы, восхищенная достижениям социалистического хозяйства, забудет и простит все прежние грехи и точно никак не пойдет за несогласными.

Историк Юрий Емельянов. Фото: Wikimedia Commons

Хрущев почти не говорил по-украински, но любил к месту и не к месту носить вышиванки, подчеркивая свою украинскость.

Фото: РИА Новости

– Было ли здесь влияние жены Хрущева?

– Его брак с Ниной Петровной Кухарчук имел немалое значение. Она не просто с Западной Украины, она с Холмщины (территории, отошедшие Польше. – Ред.). И в 1944 году, в разгар войны, Хрущев выступает на сессии Верховного Совета Украины и вдруг заявляет о том, что мы не все земли присоединили! Нужно еще вернуть Холмщину – родину его супруги! Так что в 1954-м Крым был подарком не только украинской номенклатуре, но и Нине Петровне. Как и тысяче ее «заблудших земляков», выпущенных на свободу.

ТОЛЬКО ФАКТЫ

4 августа 1945 года Хрущев писал Сталину докладную записку, где указал, что с 1 июня по 1 августа 1945-го на Украине сдались 5 тысяч бандеровцев на условиях их амнистии.

Две амнистии бандеровцев проводились на Украине в 1947 и 1948 годах.

17 сентября 1955 года вышел указ «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.».

Количество лиц, осужденных по 58-й статье УК, на тот момент составляло 113,7 тысячи человек. В основном это были те, кто с оружием в руках сражался против советской власти,- как правило, в рядах националистов на Украине и в Прибалтике.

КСТАТИ

Александр Мясников, писатель и историк:

– По оценкам американских и западногерманских источников, среди которых Мюнхенский институт по изучению СССР и Восточной Европы, не менее трети бывших бандеровцев, которых западные исследователи называют украинскими националистами, а также членов их семей к середине 1970-х годов, то есть спустя 20 лет после хрущевской амнистии, вошли в руководство райкомов, горкомов и обкомов партии, а также районных и городских исполкомов в западных областях Украинской ССР. Многие стали руководителями разного ранга в украинских республиканских министерствах и ведомствах. Среди немолодых уже бандеровцев были даже «комсомольские вожаки».