Экономика

Промышленность Евросоюза придётся закрыть. Рентабельна только Россия

Промышленность Евросоюза придётся закрыть. Рентабельна только Россия

Цена газа в Европе превысила 2900 долларов – впервые с Международного женского дня. Как быстро эта цена поднимется до обещанных экспертами “Газпрома” 4000 долларов? Насколько динамично будет развиваться эта ситуация? Что делать Западу?

Я думаю, что тот предел, который “Газпром” назвал в качестве ориентира, довольно условный – никаких расчётов под этим нет. Возможности повышения цен на газ, конечно, существуют до любых пределов.

Но нужно понимать, что при покупке газа по 4 тысячи долларов за тысячу кубометров вся промышленность Европейского союза станет экономически нерентабельной. То есть её придется закрыть. И цена на самом деле будет фиктивная.

Та цена, которая установилась сейчас на рынке, она уже в значительной мере является фиктивной. Потому что большинство промышленных производств в Европе сейчас закрываются. И, конечно, говорить о том, что реально долго может держаться такая цена, возможно только в том случае, если прекратится потребление газа. Если страны Европейского союза перестанут потреблять газ, то цена может установиться любая. Но только по этой цене никто ничего покупать не будет.

Я думаю, что население Европейского союза не выдержит этих условий. Всё-таки людям важнее не политические лозунги, а наличие тепла и еды в своих домах. Возможность зарабатывать деньги. А в том случае, если промышленность остановится, то и зарплаты никакой ни у кого не будет.

В этой связи особенную важность приобретают те промышленные производства, которые европейские компании открыли на территории Российской Федерации. Заводы, которые в настоящий момент кто-то пытается продавать. Например, объявили о том, что фирма Bosh продает какую-то часть своих предприятий. А ведь это могут оказаться единственные рентабельные заводы этой фирмы на территории европейского континента, ведь в России цены на энергоносители в десятки раз ниже, чем в Европе. Соответственно, и те промышленные производства, которые находятся на территории России, даже если они принадлежат иностранным компаниям, останутся рентабельными – и возникнет возможность производить промышленную продукцию на территории России и вывозить эту продукцию в Европу.

Если бы я был европейским предпринимателем и при этом владел какими-то промышленными производствами на территории России, меня бы никакой силой не заставили кому-то отдать эти производства. Потому что это единственный шанс остаться на плаву.

И эта возможность совершенно реальна, она – одно из следствий санкций, которые европейцы применяют против России. Нужно, чтобы люди как следует прочувствовали последствия своих шагов и санкций – тогда они, возможно, предпримут какие-то шаги по стабилизации экономики собственной Европы.

Но быстро это не произойдёт.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.