Политика

Регионы набирают добровольческие батальоны: как Россия уходит от всеобщей мобилизации

Все, кто побывал на Украине подписывают бумаги о неразглашении. В общении с журналистами их лица скрыты под масками

Все, кто побывал на Украине подписывают бумаги о неразглашении. В общении с журналистами их лица скрыты под масками

Фото: Александр КОЦ

СОБИРАЮТ БЛИЗКИХ ПО ДУХУ

«Пионером» по региональным добровольческим отрядам стала Чечня. Целые колонны с бойцами оттуда отправлялись в зону спецоперации чуть ли не с марта. И в Мариуполь и даже под Киев, когда еще там стояли российские части. Тогда особо подчеркивалось, что в составе подразделений не только жители республики, но и представители других регионов России.

«Перед общим врагом народы нашего великого Отечества сближаются и становятся единым целым, успешно выполняя общие задачи. Для каждого из бойцов отстаивание интересов нашего государства является первостепенной задачей», – писал тогда в своем телеграм-канале Рамзан Кадыров.

Сегодня вне зависимости от региона все вопросы решаются через военкоматы. Именно туда желающие отправиться на СВО идут в первую очередь. То есть речь идет не о каких-то коммерческих подразделениях или ЧВК, а Минобороны набирает на службу по контракту. Более того, с формальной точки зрения принимают на контракт на службу в войска военных округов. Тем не менее, каждый военнослужащий должен быть готов к выполнению любых задач, в том числе районе проведения специальной военной операции.

Требования общие: возраст от 18 до 50 и крепкое здоровье.

Важно! Незапятнанная биография. Не снятая или непогашенная судимость – мимо. Сидевшие и наркоманы – тоже на службу не попадут.

С РЕГИОНА ПО КОМАНДЕ

В Петербурге, например, набирают сразу три добровольческих отряда: «Кронштадт», «Нева» и «Павловск». В Якутии, один — «Боотур».

200 казаков Всевеликого войска Донского объединились в казачий добровольческий отряд «Дон». 17 августа они уже приступили к учениям вместе с добровольцами, вернувшимися с Донбасса.

В Приморском крае губернатор Олег Кожемяко сообщил о создании «Тигра»:

— Батальон придет к своим землякам подготовленным, и будет хорошей поддержкой военным частям, которые участвуют в спецоперации на Украине, — говорит он.

– Контракт у нас от трех месяцев, но некоторые подписывают и на пять лет, – рассказывает уже зам. военного комиссара Магаданской области Максим Амерханов. – Важно и образование. Среди самых востребованных – те, кто имеют водительскую или техническую специальность. Перечень вакансий большой.

Что важно: сразу на фронт бойцов никто не отправляет. Первые несколько месяцев – боевое слаживание, прием техники, изучение матчасти. И только потом уже, когда будет команда, подразделения отправятся в зону спецоперации.

Бойцам предлагают, как и за любую другую работу, получать зарплату, а в некоторых регионах дают еще и «подъемные»

Бойцам предлагают, как и за любую другую работу, получать зарплату, а в некоторых регионах дают еще и «подъемные»

Фото: Александр КОЦ

ЦЕНА ВОПРОСА

Работа по контракту в армии, по своей сути, ничем не отличается от любой другой. Зарплаты – премии. Только здесь премия не за перевыполненные планы по выручке или успешные защиты новых проектов, а за боевые заслуги. Влияет и то, в каком звании находится боец.

Сумма зависит от средней зарплаты по региону. Цифры везде разные. Плюс надбавки:

– Командиру отделения – за руководство личным составом,

– Связистам – за работу с гос. тайной.

– за выслугу лет

– За особые условия военной службы,

– За уровень физподготовки

– Довольствие участников СВО составляет от 150 000 рублей. Плюс дополнительные выплаты за каждые сутки участия в активных наступательных действиях – 8 000 рублей в сутки, – рассказывают в батальонах Татарстана: «Алга» и «Тимер».

250 тысяч рублей и карьерный рост предлагают добровольцам Хабаровского края за вступление в именной батальон «Барон Корф» – он назван в чем первого генерал-губернатора Андрея Корфа.

– Возможности карьерного роста здесь выше, чем на моей предыдущей работе. Это же касается и зарплаты. Плюсом является также возможность получения квартиры, – говорит Андрей Петухов, кандидат на попадание в батальон.

Более того, главы регионов все чаще утверждают единовременные выплаты – подъемные. В разных регионах по-разному – от 150 до 250 тысяч рублей.

То есть опытный воин в высоком звании способен зарабатывать за месяц до миллиона рублей.

Бойцам предлагают, как и за любую другую работу, получать зарплату, а в некоторых регионах дают еще и «подъемные»

Россия уходит от всеобщей мобилизации

Фото: Дмитрий СТЕШИН

«ЕДУ ТУДА, ЧТОБЫ СЕМЬЯ БЫЛА В БЕЗОПАСНОСТИ»

Все, кто побывал на Украине подписывают бумаги о неразглашении. В общении с журналистами их лица скрыты под масками, а имена еще с начала службы заменяются позывными или просто не употребляются вместе с фамилией.

«Ташкент»: В составе нашего подразделения, в основном, 40-летние мужики. Они состоявшиеся ребята. Побывали в горячих точках, в том числе и на Украине. Мы не можем опозорить Родину.

Марат: Страха никакого нет. Со службой я знаком не понаслышке – в начале 90-х принимал участие в боевых действиях в Абхазии. Зная, что сейчас происходит на Украине и с жителями Донбасса, я не смог остаться в стороне. Решил помочь местным жителям и нашим ребятам.

Игорь: К моему решению в семье отнеслись с уважением. Все прекрасно понимают, что нужно охранять Родину. Я сразу сказал, что я еду туда, чтобы они спали спокойно.

Сергей: Я с детства мечтал стать военным и пойти по стопам отца. Хочу попасть в спецназ. Страха почти нет. Прежде всего, хочется помочь ребятам, которые сейчас в местах боевых действий. Когда я сказал своим родным, что поеду служить по контракту, они отреагировали скептически. Но это моя мечта, я поставил цель и иду к ней.

«Я видел подобное при развале СССР»

Подразделения, которые готовятся в регионах могут быть «бомбой замедленного действия», заявил в беседе с KP.RU политик Виктор Алкснис.

– Я на своем горьком опыте наблюдал за развалом Советского Союза и Советской Армии. По аналогии могу сказать, что эти батальоны – это костяк будущих национальных армий, которые будут разворачиваться на территории России. Конечно же только в случае неблагоприятного развития ситуации.

– Вы имеете в виду план запада по «деколонизации» страны?

– Конечно. Запад об этом открыто говорит: надо разделить Россию на 30-40 мелких государств.

– Так это же не национальные подразделения. Они лишь создаются на базе регионов. А в них входят и русские и представителей других национальностей.

– А на Украине сегодня против нас воюют исключительно западные украинцы, щирые хохлы? И русские тоже. Просто они оказались в таких условиях после развала Союза. Тогда офицеры, служившие на территории Украины, в силу разных, в том числе чисто житейских обстоятельств, принимали украинскую присягу. И сегодня их дети, а может и они сами, воюют с теми, кто не присягал Украине, а вернулся в Россию.

А сейчас создание этих территориальных батальонов дает почву, для того чтобы появились люди, имеющие боевой опыт, участвовавшие в боевых действиях. Они вернутся домой и, не дай бог, их привлекут, предложат им хорошие должности, как мне в свое время предлагали стать министром обороны независимой Латвии.

– То есть идея отправки добровольцев на фронт неплохая, но не по территориальному или национальному признаку?

– Именно. Пусть пишут заявление в военкомат, а где-нибудь на уровне Москвы будут определять: «Так, 10 человек отсюда отправим в такую часть, 15 человек – в другую». Чтобы не было этого территориального и национального единства.

Не вместо, а вместе!

В четверг 25 августа, Владимир Путин увеличил численность вооруженных сил России на 137 тысяч человек.

Некоторые аналитики уверены, что это сделано как раз раджи тех частей, которые формируются в регионах из добровольцев.

Учитывая, что разным данным, в специальной военной операции участвуют около 150-200 тысяч человек, прибавка в 100 или 137 тысяч – может внести серьезный перелом на фронте.

Как считает Сергей Марков, «осенью или зимой, армия России сможет одновременно наступать на нескольких направлениях. Это может привести к тому, что фронт вооруженных сил Украины может быть прорван и армия России начнет быстрое наступление. Вплоть до занятия таких крупных городов, как Харьков, Одесса и Днепр».

«

Набор добровольцев – это грамотный и своевременный уход от всеобщей мобилизации, объяснил в интервью «Комсомольской правде» директор «Института политических исследований», политолог Сергей Марков.

НАМ НУЖНА «СВЕЖАЯ КРОВЬ»

– Ход военных действий показал, что России сейчас нужно не только качественное оружие, но и объем. В том числе и в живой силе, которая ведет боевые действия. Не секрет, что у украинцев численное превосходство. Но наши берут значительно более высокой квалификацией, лучшими вооружениями. Но ведь и размер тоже имеет значение. И в качестве альтернативы всеобщей мобилизации используется вот такое.

– Если сравнивать с мобилизацией, то такие батальоны, во-первых, мотивированы (они же сами пришли), во-вторых, должны быть лучше подготовлены, чем просто новобранцы-призывники.

– Это хорошо прослеживается на примере мобилизованных бойцов в ДНР и ЛНР. Их призвали в феврале-марте и очень быстро, зачастую без особой подготовки бросили на фронт.

– Плюс, контракт поможет семьям в регионах заработать. Только вот денег-то нам хватит? Там же огромные зарплаты, премиальные, не дай бог еще компенсация за ранение или гибель.

– Денег точно хватит. Наш финансово-экономический блок правительства очень мало дает в экономику. А когда эти деньги пойдут на выплаты, они сразу пойдут на покупку квартиры, телевизора, машины, на продукты, в конце концов. То есть будут вброшены в экономику. Они начнут там крутиться. Это будет иметь позитивный эффект для экономики.

Есть еще даже способ сэкономить бюджетные деньги. Я считаю, что должны быть еще формирования вокруг корпораций.

КОРПУС «РОСНЕФТИ» И «ГАЗПРОМА»

– То есть, у условного «Газпрома» свое, у «Роснефти» свое?..

– Да. Потому что важны люди, но важна и подготовка и, в первую очередь, оснащение. У нас одна из проблем – хромающее оснащение бойцов. А наши богатые корпорации могут обеспечить хорошее оснащение. Прежде всего, бронежилетами, связью, беспилотниками. Они в каждом взводе нужны для разведки.

– Соответственно, сами корпорации за своими корпусами следят, обеспечивают, выплачивают зарплату?

– Конечно. Это у нас недоиспользованный ресурс. У них есть на это все средства. Может быть, попробовать сделать сочетание – корпуса, региональные подразделения, посмотреть, какие лучше будут работать.

– А как же санкции? Им тогда вообще запретят все на свете.

– Да и они и так все под санкциями с ног до головы. Чего им бояться-то?

– Главное, чтобы не получилось, как на Украине: у Коломойского свое подразделение, у Фирташа – свое. И что в результате? «Азов», «Айдар», «Кракен» и еще с десяток упырей, которые больше всего лютовали на Донбассе.

– У них было так, когда была олигархическая система. А сейчас – всё отобрали. Американцы топнули сапогом по столу и сказали: всем всё сдать. И сегодня у них нет ничего, все сведено в единую тоталитарную систему.

НЕ ОСТАВЛЯТЬ ВО ВЛАСТИ РЕГИОНОВ

– Есть опасение, что эти региональные батальоны могут стать силой для отделения региона.

– Ну вот нельзя допустить, чтобы эти военные подразделения остались в распоряжении региональных властей. Более того, я бы с самого начала ушел бы от национального характера.

– Ну у некоторых из них даже названия национальные.

– Это политическая ошибка. Хотя в условиях сильной власти, понятно, никакой проблемы не будет. Я думаю, у нас неуправляемый распад страны просто невозможен. Об ослаблении власти у нас говорят оппозиционеры, но они преувеличивают. Они не берут в учет очень важный фактор – сегодня угрозы распада страны по той модели, по которой шло во время Гражданской войны или после распада Советского Союза, не будет. Но в любом случае национальные военные формирования, в мирной жизни могут стать основой взлета национализма. Это нехорошо.

НУЖНО ГОТОВИТЬ И ИДЕОЛОГИЧЕСКИ

– Не получится, что эти подразделения превратятся не в добровольцев с хорошей зарплатой, а в обычных наемников?

– Ни в коем случае нельзя этого допустить. Нам нужна хорошая идейная составляющая. А для этого нужна такая сильная работа. Я знаю, политологи, политтехнологи, эксперты – никто пока в этом не задействован. И это может привести к большой ошибке.

Вот с теми же «вагнеровцами» такой проблемы нет. Они долго существуют, противостоят французам, американцам в Африке… У них очень хорошо развита эта патриотическая составляющая. Но это у них. Но если нет общей мощной идеологической основы, этот идеологический вакуум может заполниться как раз региональными национализмами.

Подписка на Чтиво
То, что читают, ежедневно в почтовый ящик.