Политика

Русских меняют на мигрантов: Скорость – 1 миллион мигрантов в месяц

Русских меняют на мигрантов: Скорость – 1 миллион мигрантов в месяц

Число въехавших в нашу страну гастарбайтеров, которые воодушевились повышением заработков на фоне укрепления рубля, достигло шестилетнего максимума. Как следствие – рост преступлений, совершённых приезжими. А вот нашим гражданам предрекают рост безработицы. Но, похоже, это мало кого интересует из числа “лиц, принимающих решения”.

Удивительные дела происходят, право слово. С одной стороны – что ни день, то новость или об уходе очередного западного бренда из России, или о замедлении экономики, или о падении доходов населения, или о росте безработицы. Власти в ответ сообщают об активизации программ по импортозамещению, мерах по сохранению рабочих мест.

С другой – у нас, оказывается, резкий приток мигрантов – рекордный начиная с 2017 года, сопровождающийся, что не кажется чем-то удивительным, ростом тяжких преступлений, совершённых приезжими.

Волей-неволей приходят мысли, что реализуется “план вице-премьера Хуснуллина”, который не устаёт твердить, что без гастарбайтеров государство не справится. Впрочем, точно такой же посыл содержится и в прогнозе социально-экономического развития России до 2024 года, разработанном Минэкономразвития в 2019-м.

Пока не убил, беспокоиться нечего

Жуткое убийство, совершённое в Новосибирске в конце июля 27-летним мигрантом из Таджикистана Хушнудом Хамроевым, который расправился с 17-летней девушкой, отказавшейся с ним встречаться, нанеся ей четырнадцать ударов ножом (зверство попало на видео; хотите – поищите в интернете, но мы не советуем: это чудовищно), всколыхнуло общество.

За убийство (задержан). Девушку убил. Ножом,

– рассказывает Хамроев, отводя глаза, в кабинете следователя.

Он был грузчиком в супермаркете, где работала кассиром мама покойной. Долго кружил вокруг школьницы (она только в этом году окончила 11-й класс), уверял, что любит, мечтает жениться. Внешне – тихий, спокойный. Всем представлялся обычно Романом.

Мигрант Хушнуд Хамроев во всём сознался. Но толку теперь от его признаний, девочку-то уже не вернёшь. Фото: скриншот с оперативного видео СКР.

Но когда между ними завязались отношения, поведение его изменилось. Периодически, если ему что-то не нравилось в её поведении, буквально зверел – грозил даже отрубить ей голову и положить к ногам родителей, надумай она уйти от него.

Девочка боялась. И не напрасно.

Ранее Хушнуд уже был судим – за несколько лет до того он избил другую несовершеннолетнюю, которая его бросила. Избил, угрожал ножом, требовал вернуть ему вещи, подаренные им ранее. Той – повезло, вмешались прохожие, отбили, Хамроев попал в полицию. В 2020-м ему вынесли приговор: год условно – и отпустили из зала суда, поскольку зачли срок, проведённый в СИЗО.

После того как родители погибшей узнали, как он изводит её, с ноября прошлого года они написали три (!) заявления в полицию. И по всем якобы проводились проверки, завершившиеся, как нетрудно догадаться, отказом: новосибирские правоохранители не нашли оснований для привлечения Хушнуда Хамроева к ответственности. Мол, не убил же, не изуродовал – чего шуметь?

А закончилось всё смертью 17-летней девушки – фактически совсем девочки.

Изнасилования, убийства, похищения

И ведь это – не какой-то единичный случай, который можно было бы списать на резкое помутнение рассудка уроженца Таджикистана. Вот из последних новостей, читаем.

Нелегальный мигрант устроил пьяные гонки с полицией в Ленинградской области – и отделался за это штрафом в 4 тысячи рублей. Там же, под Санкт-Петербургом, “гость из Узбекистана” после ссоры с местным жителем намеренно сбил его – насмерть, а потом спрятал тело в заброшенном сарае. В Подмосковье гастарбайтер жестоко убил таксиста, когда тот потребовал оплатить проезд. В Москве мигрант жестоко избил ребёнка за то, что тот перебил его, когда он приставал к матери малыша на детской площадке. В центре столицы таксист из числа “приехавших” изрезал госслужащего во время рейда по нелегальным “бомбилам”.

Изнасилования, убийства, похищения людей, экстремизм – об этом, собственно, говорил недавно председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин, констатируя увеличение случаев тяжких и особо тяжких преступлений, совершённых мигрантами.

Он привёл устрашающие данные: в прошлом году велось расследование почти по 36,5 тысячи делам с участием приезжих – на 6 процентов больше, чем в 2020-м. При этом, уточнил Бастрыкин, почти 8 тысяч преступлений были совершены трудовыми мигрантами, без малого три тысячи – нелегальными. За первую половину 2022-го расследована 21 тысяча “мигрантских” преступлений – рост уже на 10 процентов в сравнении с прошлым годом, из них примерно 1,7 тысячи совершены нелегалами.

В текущем году было немало случаев, связанных с оказанием сопротивления требованиям сотрудников правоохранительных органов и нападениями на представителей правопорядка. Всё это влечет обострение криминогенной ситуации в России и, конечно же, волнует общественность: люди пишут нам комментарии в социальных сетях, просят обратить на это внимание,

– заявил глава СКР.

Среди обстоятельств, подстёгивающих гастарбайтеров к криминалу, председатель Следкома назвал “низкий уровень их жизни, обусловленный привлечением к неквалифицированному и низкооплачиваемому труду, часто без оформления трудовых отношений, особенно в случаях с мигрантами-нелегалами”.

Почти 6 млн мигрантов за полгода

Однако надо ли удивляться поступательному росту криминальных проявлений в мигрантской среде? Этому есть вполне конкретное и логичное объяснение.

Согласно статистике МВД, опубликованной на сайте ведомства, с января по июнь (включительно) текущего года в Россию приехали 5 млн 879 тысяч 198 трудовых мигрантов. И львиная доля из них (более 92 процентов) приходится на представителей пяти бывших республик СССР – Узбекистан (2,9 млн чел.), Таджикистан (1,8 млн чел.), Киргизию (438 тыс. чел.), Армению (184 тыс. чел.) и Азербайджан (144 тыс. чел.).

Инфографика: скриншот с сайта https://finexpertiza.ru

При этом в первом квартале наблюдался отток, а вот во втором – стремительный рост: 3,12 млн человек за три месяца, это на треть больше прошлогодних показателей за аналогичный период. Основными местами “приёма” гастарбайтеров стали Москва и Подмосковье, Санкт-Петербург и Ленобласть, Кубань, Сибирь, Свердловская область, Приморье, Амурская область.

Если в первом квартале 2022 года на фоне резкого обвала рубля наблюдался отток трудовых мигрантов, то во втором он был с лихвой компенсирован, наоборот, массовым притоком иностранной рабочей силы: в дополнение к вернувшимся работникам в Россию приехало множество новых,

– констатирует Елена Трубникова, президент FinExpertiza, аналитики которой разобрали по полочкам статистическую информацию МВД.

По её словам, на это повлияло прежде всего то, что наш рынок труда стал более привлекательным для них, поскольку заработки в валюте выросли, а значит они получили возможность отправлять больше денег себе домой. Немаловажно, заметила Трубникова, что строительная отрасль, в которой занято значительное число трудовых мигрантов, демонстрировала рост.

“При этом дефицит рабочих рук в российской экономике никуда не исчез – невзирая на кризисные явления, безработица осталась на низком уровне. В итоге выходцы из стран СНГ получили неплохие возможности для заработка в России”, – обращает внимание руководитель компании FinExpertiza.

Откуда едут к нам на заработки

Инфографика: скриншот с сайта https://finexpertiza.ru

Нас ждёт рост безработицы

Что касается безработицы в России, то здесь ситуация на самом-то деле безрадостная. Глава Минтруда Антон Котяков на заседании комитета Совета Федерации по соцполитике в июне объявил, что на рынке труда “постепенно нарастает напряжение”, связав это с уходом из страны иностранных компаний. Иными словами, идёт постепенное наращивание числа безработных.

Центр стратегических разработок (совет которого возглавляет, кстати, министр экономического развития Максим Решетников) в мае сообщил, что к концу 2022 года рост безработицы составит от 7,1 до 7,8 процента, она будет наблюдаться в существенном выражении в 63 процентах регионов. В шестнадцати из них высвобождение рабочих мест относительно среднего уровня за январь-март вырастет вдвое (и более), в 53 регионах – в полтора раза.

Сильнее прочих это почувствуют на себе республики Татарстан, Коми и Карелия, Курганская, Ульяновская, Костромская, Иркутская, Калужская, Самарская и Вологодская области.

То есть в России появится огромное количество людей, лишившихся работы, а значит – привычного уровня жизни, достатка, уверенности в завтрашнем дне. И все они будут искать, куда бы устроиться, чтобы прокормить себя и свои семьи.

А у нас – “вся работа приезжим”.

И ведь в этом нет никакой неожиданности, поскольку такую линию продвигают те, кто поставлен руководить и самой экономикой, и её отраслями.

Ещё в 2019-м Царьград в материале о том, как Минэкономразвития видит исправление демографической ситуации в государстве, приводил выдержки из любопытного документа под названием “Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2024 года”. Там, в контексте повышения численности населения страны, указывалось следующее:

…В течение всего прогнозного периода будет наблюдаться прирост численности населения: в 2020–2023 годы только за счёт миграционного прироста, перекрывающего численные потери населения от естественных причин, с 2024 года – за счёт как естественного, так и миграционного приростов. В результате среднегодовая численность населения Российской Федерации вырастет с 146,8 млн человек в 2018 году до 147,7 млн человек в 2022 году, а к 2024 году может достигнуть 148,7 млн человек.

Наверное, вряд ли есть смысл расшифровывать, что вот эта “прибавка” будет просто дышать воздухом и наслаждаться красотами России, верно? Им же надо, в первую очередь, обеспечить рабочие места, иначе каков смысл их присутствия вообще?

“Русские ленивые и просят много, мигранты – трудяги и недорогие”

Впрочем, эту мысль регулярно продвигает вице-премьер Марат Хуснуллин, курирующий в правительстве в том числе транспорт, строительство и ЖКХ – наиболее “миграционноёмкие” сферы (его персоне в своё время Царьград посвятил отдельное расследование).

Нравится кому-то это или не нравится, надо откровенно сказать, мигрант работает 12 часов, ну, раньше он на стройке работал 12 часов за 30-40 тысяч, максимум 50. Наши люди не готовы работать 12 часов за 50 тысяч рублей. А мигранты готовы,

– убеждал он, в частности, в начале лета прошлого года в эфире программы Тины Канделаки “Специальный гость” на RTVI.

Несколько позже на совещании по вопросу достижения показателей национальных целей в сфере жилищного строительства и инфраструктурного развития регионов чиновник уточнил: до 2024 года в стране необходимо создать условия для привлечения не менее 5 миллионов мигрантов разного уровня и квалификации – в том числе из стран ЕАЭС.

У “строительного” вице-премьера Хуснуллина особое отношение к мигрантам: и работают они лучше и больше русских, и денег много за это не просят. Золото, а не люди. Фото: скриншот с сайта dumatv.ru/Стоп-кадр выступления чиновника в Госдуме.

В феврале уже нынешнего года, за несколько дней до начала СВО, выступая на “правительственном часе” в Госдуме, Хуснуллин вновь вернулся к той же теме:

Мигрант сегодня работает на 50% больше россиянина и получает на 30% меньше. Давайте примем решение – без мигрантов будем работать. Тогда давайте зарплату – средняя зарплата по стране 50 с лишним тысяч, а у строителей 40 с лишним – доведём до средней как минимум, а если хотим привлечь в отрасль, то увеличивать зарплату,

– высказался вице-премьер.

Вариант, предложенный им – человеком, ответственным за развитие строительства, может, и неплохой (и даже очень хороший), но понятно, что для его реализации нужны какие-то меры и механизмы – в том числе с подачи самого чиновника.

А их нет.

Зато происходит, в конечном итоге, исполнение ранее высказанного им плана – по привлечению “пяти миллионов мигрантов”. Часть уже заехала. Ждём остальных?

Что с того?

Почему так, а не иначе? Ответ на данный вопрос лежит, в общем-то, на поверхности: нет строгой государственной политики в миграционной сфере. Попытки – да, есть. Но внятных, заметных результатов – как выражается Марат Хуснуллин, “нравится это кому-то или не нравится”, – нет.

Если что, примерно то же самое говорил и председатель Следкома в недавнем интервью, на которое мы уже ссылались, указывая на необходимость “кодификации” миграционного законодательства.

В одном нормативном акте можно прописать все формы миграции, а также нормы, связанные с регистрацией иностранцев, с выдачей квот на занятие трудовой деятельностью, а также чётко определить порядок их учёта. Кодификация должна быть основана, прежде всего, на положениях Концепции государственной миграционной политики РФ на 2019–2025 годы, что позволит строго следовать единой линии при дальнейшем совершенствовании и оптимизации правовых норм,

– резюмировал Александр Бастрыкин.

Известный общественник и депутат Новосибирского горсовета Ростислав Антонов, предложивший после резонансного убийства мигрантом 15-летней девушки лишить таджикскую диаспору финансирования из бюджета, в беседе с Царьградом отметил, что основная проблема нашей миграционной политики заключается в том, что мы никак не можем избавиться от лишней стыдливости и скромности в отношении приезжих.

Наше государство должно действовать в интересах прежде всего своих граждан, а не заниматься интересами тех или иных этнических групп, которые приезжают сюда временно и непонятно на сколько. Поэтому, если бы мы не рассматривали их как однородную серую массу, а подходили бы индивидуально, многих проблем удалось бы избежать. Если нам нужны, скажем, высококвалифицированные специалисты, то мы можем создать для них отдельные условия, а не рассматривать их всех как разнорабочих,

– считает Антонов.

По его мнению, необходимо расставить приоритеты, кому мы выдаём гражданство в первую очередь, кому – во вторую, а кому – вообще не выдаём, ни при каких обстоятельствах.

Если строительные лоббисты хотят завозить мигрантов, чтобы они трудились у них на стройках, то это тоже решаемо, – полагает эксперт. – Надо не доставлять их сюда целыми семьями, чтобы они чувствовали себя потом здесь безнаказанно, а создавать миграционные центры в странах пребывания – на базе посольств. Чтобы они там проходили обучение, знакомились с нашим законодательством, изучали – обязательно – русский язык, подтверждали свою квалификацию и, наконец, ехали бы к конкретному работодателю, а не вообще – “в Россию”. Здесь работодатель должен обеспечить им место проживания – рабочие городки, гарантировать им их безопасность, минимизировать контакты с местным населением.

А по окончании контракта, продолжает Ростислав Антонов, они должны обязательно возвращаться обратно – на родину, в свои семьи и так далее. Собственно, отсутствие такого чёткого понимания единой миграционной политики и приводит к различным трагическим ситуациям.

Мы же, пожалуй, зададим “лицам, принимающим решения” в очередной раз вопрос: когда и как будет решаться проблема с наплывом приезжих в ущерб народу России? Неужели нет осознания того, что когда-нибудь настанет точка кипения, когда терпение людей лопнет и последствия будут крайне тяжёлыми.