Политика

Сергей Станкевич рассказал, какая фраза вернувшегося из Фороса Горбачёва его ошеломила

Сергей Станкевич рассказал, какая фраза вернувшегося из Фороса Горбачёва его ошеломила

Сергей Станкевич рассказал, какая фраза вернувшегося из Фороса Горбачёва его ошеломила

Фото: Личный архив

Несколько часов назад Сергей Станкевич разместил в соцсетях фото, которое подписал так: «В августе 1991-го. Этому снимку 31 год.

22 августа 1991 года в Москву из Фороса вернулся президент СССР Михаил Горбачёв, освобождённый из крымского плена после поражения путча ГКЧП.

Правительственный аэропорт Внуково-II.

Президента СССР встречает российская команда…»

На этом комментарий, собственно, и заканчивается. Но журналист «Комсомольской правды» решил его продолжить, для чего и позвонил своему давнему герою. Как оказалось, не зря!

– …Сергей Борисович, обычно в СМИ, когда вспоминают о возвращении Михаила Горбачёва в августе 1981-го из Фороса, публикуют известное фото… Где там президент СССР вместе с супругой Раисой Максимовной и, по-моему, какая-то девочка с ними и – охрана с автоматами…

– Да, девочка была там на руках, они спускались, все это было.

– Да, это внучка, по-моему. Скажите, а когда Горбачев спустился с трапа и вы его окружили, – Станкевич – прямо напротив Михаила Сергеевича – вот первые слова слова его?

– Тут, Александр, важна еще предыстория.

Когда вот в этот наш штаб, который противостоял ГКЧП и размещался в кабинете Бориса Ельцина в «Белом доме», пришла информация о том, что из Фороса, точнее, из аэропорта «Бельбек» вылетели три самолета… (На первом летел Горбачев, а на двух других – члены ГКЧП, которые летали на встречу с Горбачёвым.) тогда Ельцин дал поручение Сергею Шахраю и мне, чтобы мы ехали в аэропорт и проследили за всем, что там будет происходить, до конца.

И вот я и Шахрай туда поехали…

– Встречать и Горбачёва, и гекачепистов.

– Да. Причем, тут что любопытно?

Владимир Крючков, глава КГБ СССР, настоял на том, чтобы он был на борту вместе с Горбачевым, не хотел лететь в двух других…

– Почему?

– Видимо, может быть, предполагал, что эти самолеты по каким-то причинам могут не долететь. Поэтому он непременно хотел быть в том самолете, который точно долетит и настоял, чтобы его туда посадили.

Правда, Горбачев с ним вместе не хотел быть рядом, и Крючкова разместили в хвосте самолета. И вот таким образом они летели в сторону Москвы.

Значит, мы приехали с Шахраем во Внуково II…

– Вы тогда были уже советниками Президента России, да?

– Да, советниками Ельцина. Шахрай отвечал за юридическую сторону, а я за политическую.

После того, как первый самолёт приземлился, Раису Максимовну с внучкой сразу увезли, она неважно себя чувствовала.

А дальше – вот эта сцена, которая запечатлена на снимке.

– Подробнее, пожалуйста…

– Горбачев подошел к нашей группе представителей российской власти.

– Момент, прямо заметим, необычный!

– Как же, он был президентом СССР, представлял союзную власть, а мы представляли там власть России.

И тут – да – была такая символическая немножко встреча. Потому что до этого как бы предполагалось, что мы были в некоторой конфронтации, соперничестве. А тут – вот две власти встретились.

– Так а вот что – Горбачев, первые его слова – вот он подошел к вам…

– Первая его фраза меня ошеломила. Он ко всем обращался на ты и он мне сказал – вот видишь, Сергей, президент все выдержал, а вы сомневались. Вот такая была его фраза первая.

– А что, Станкевич сомневался?

– Я не знаю, я никаких сомнений вроде бы публично не выражал, но что-то как бы вот у него такое накопилось.

Значит, президент все выдержал, а вы сомневались.

И дальше как бы несколькими фразами мы обменялись.

Я сказал – Михаил Сергеевич, приветствуем вас, с возвращением, мы надеемся, что все противоречия, которые были, позади, у нас есть важные общие дела и давайте делать их вместе.

Вот буквально то, что я сказал ему. На что он ответил – конечно, какие могут быть теперь между нами счеты, не сомневайся, теперь все будет иначе.

Вот, собственно, буквально почти я воспроизвожу все сказанное, потому что эта сцена у меня до сих пор как бы перед глазами.

Вот и все, собственно.

И после этого к Горбачеву приставили охрану и его кортеж уехал.

А мы ждали два других самолета, которые в этот момент кружили над аэропортом и должны были садиться.

– А вот интересно, Крючков, который в хвосте летел, его близко не подпустили к вам, да?

– Нет. Его отдельно выносили на руках.

– А почему?

– Потому что он же летел в хвосте, а туда трап не подогнали, была только обычная металлическая лестница. И вот офицеры охраны – его приняли на руки буквально. Одни подавали из самолета, а другие принимали подхватили.

– Ясно. А гекачепистов потом в аэропорту арестовали, я вот не помню?

– Прямо в том же аэропорту. Сели еще два самолета, там был маршал Дмитрий Язов, другие члены ГКЧП…

И в аэропорту же присутствовал Генпрокурор России Валентин Степанков. Членам ГКЧП зачитали решение о том, что они задержаны – и их тут же взяли под стражу.

– Понятно. Просто надо напомнить, что они летали в Форос, пытались выяснить позицию Горбачева по поводу переворота, они утверждали, что это он им сказал – делайте, типа, что хотите…

– Да, тут как бы есть противоречия… На этот счет в разное время выдвигались разные версии. Но, боюсь, что теперь достаточно сложно будет установить до конца все, что происходило.

Единственное, что мне лично представляется, по моим впечатлениям, – я не верю в то, что Горбачев был участником заговора, что он обо всем знал и чуть ли не руководил из-за кулис.

У меня осталось убеждение в том, что его, действительно, там (в Форосе. – А.Г.) интернировали участники заговора и что, может быть, он какую-то «вторую мысль» и держал про себя И, может быть, он, действительно, говорил – смотрите сами и делайте, что вы там решили – то есть, исключать этого нельзя.

Но то, что Горбачев был тайным заговорщиком, – нет, ничего не указывало на это, абсолютно.

И по логике поведения Горбачёва, по психологии – не было ничего подобного. Я так и остаюсь в этом убеждении.

– Понял. Спасибо.

КСТАТИ

Кто есть кто на фото

Обьясняет Сергей Станкевич:

«…Я справа, в светлом летнем костюме, который невозможно было сменить. (Видимо, не было времени. – А.Г.)

Справа от меня – И.С. Силаев, председатель Совмина РСФСР.

Сразу за ним видно Е.М.Примакова.

Крайний слева в центре снимка – В.П. Баранников, министр внутренних дел РСФСР.

Слева от меня затылком (лица не видно) стоит С.М. Шахрай…»

Подписка на Чтиво
То, что читают, ежедневно в почтовый ящик.