Общество

Слёзы русских матерей: Раскрыты пугающие причины самоубийств школьников

Слёзы русских матерей: Раскрыты пугающие причины самоубийств школьников

Недавно представленный ежегодный доклад уполномоченной по правам ребёнка Марии Львовой-Беловой содержал статистические данные о количестве детских суицидов и попытках самоубийства в 2021 году. Цифры предоставили Росстат и Следственный комитет. Показательно, что позиция двух ведомств разнится – СК РФ называет цифру в 753 случая суицида, в то время как Росстат выводит жертвами самоубийств только 375 несовершеннолетних, из них большинство (254) – подростки 15–17 лет. Что могло стать причиной трагедий и почему методы их предотвращения нуждаются в доработке?

Одиночество в Сети

Когда из-за пандемии в школе отменили “живые” занятия, Иван (имя изменено – прим. ЦГ) поначалу обрадовался – он любил свободное время проводить за компьютером, свой досуг посвящал ему и надеялся, что учиться станет даже легче. Но прошло несколько месяцев с начала нового учебного года, а объём заданий только увеличивался. Вдобавок школа Вани находилась в оживлённом районе, и после уроков он мог порой задержаться и погулять с друзьями. Теперь же после тяжёлого дня сил идти куда-то далеко не было, да и темнело всё быстрее…

Чтобы как-то преодолеть одиночество, школьник стал больше общаться в Сети со своими партнёрами по онлайн-играм. Один из них предложил сымитировать ситуацию из игры-ужастика, где герой натыкается на труп повешенного человека, как бы вжиться в роль этого персонажа и тем самым обогатить свой опыт.

Ваню игра заинтересовала. Когда подросток уже вовсю готовил “сцену” своего “ужастика”, странного дёрганого мальчишку заметил и окликнул сотрудник полиции, у которого был выходной. Они разговорились, и когда Ваня осознал, что занимался чем-то странным, он передал новому знакомому данные своего “друга” из интернета. Однако тот не стал отвечать на расспросы посторонних и просто удалил из Сети свой аккаунт… А ведь эта история могла закончиться совсем по-другому. И количество подобных случаев растёт лавинообразно.

С февраля 2020 года в учебный процесс вмешалась пандемия коронавируса. Это выразилось в переводе учебных заведений на дистанционное обучение, причём процесс проводился, как часто бывает, в большой спешке и без учёта многих важных факторов. А вот постепенный выход из дистанта, по мнению ряда экспертов, несколько затянулся, и главное, отношение к самой системе образования с тех пор изменилось.

Между тем с переходом на дистанционное обучение учёные выявили, что такие перемены создают стрессовую ситуацию, делают людей уязвимыми к внешнему воздействию. Согласно ряду исследований, в студенческой среде дистанционное обучение привело к созданию стрессовой ситуации, которая превосходила традиционное волнение перед сессиями. Интересно, что важное влияние оказал неожиданный фактор – если сессии цикличны и учащиеся адаптируются к ним, то перевод на дистант и выход из него могут произойти при изменении эпидемиологической обстановки, о которой могут существовать самые разные прогнозы.

Как считает президент Всероссийского фонда образования, доктор педагогических наук и международного права Сергей Комков, дистанционное обучение подстегнуло нездоровый интерес детей к интернету и гаджетам:

Оно приводит к тому, что ребёнок замыкается в себе, у него развивается психотравма. Затем он уходит в виртуальное пространство, погружается в виртуальный мир. А там всё заполнено контентом, который враждебен психологическому миру ребёнка. Там много сцен насилия и убийств, настроения безысходности. Ребёнок постоянно видит такие сцены. На фоне неблагополучных отношений в семье он погружается в эту среду всё глубже. Под таким влиянием психика полностью деформируется. Ребёнок совершает неожиданные для всех поступки, он подвержен вспышкам агрессии, а в итоге может наложить на себя руки. Были случаи, когда дети шли и вешались на дереве, просто насмотревшись фильмов ужасов.

При этом эксперт уверен, что негативный опыт дистанта в 2020–2021 гг. стал для властей хорошим уроком, и возвращения к такой системе обучения не будет. Идею дистанта не поддержала ни одна фракция в Государственной думе, против неё высказались и многие видные сенаторы.

Но ведь дистанционное обучение – это лишь одна из причин, по которой дети уходят в виртуальные дебри. И чем дальше они углубляются туда, тем больше опасностей их ждёт.

Удар извне

Если обратиться к ряду документов о противостоянии с потенциальным противником, можно заметить, что большое внимание западные теоретики уделяют воздействию на умы подрастающего поколения. Цель понятна – проще выигрывать войны ещё до их начала, транслируя в неокрепшие мозги выгодные мысли.

Сергей Комков рассказал Царьграду, что столкнулся с такого рода деятельностью, когда жил в Чехии:

Под общим руководством небезызвестного “Радио Свобода”* там разрабатывались проекты для воздействия на молодёжную среду в России и Восточной Европе. Большое внимание такие структуры уделяют созданию именно интернет-сообществ. Активных в интернете ребятишек быстро вычисляют, объединяют в группы под началом кураторов. Кстати, среди них есть и наши бывшие соотечественники, по разным причинам уехавшие из России. Они выбирают среди подростков лидеров, порой даже дают некое материальное поощрение за выполнение, казалось бы, безобидных заданий. Детям предлагают для начала просто “поиграть” в Сети, а затем уже выйти на улицу, попробовать пообщаться со сверстниками и рассказать об этом опыте в интернете. И в таких активностях используются гаджеты.

То, что начинается как безобидная социальная игра, может привести к непредсказуемым последствиям. Через интернет координируются акции протеста и сетевая наркоторговля с многочисленными участниками и сложной иерархией для них.

Свежий пример подобного воздействия – деятельность украинских спецслужб в зоне проведения СВО и приграничных районах России. Детей информируют о солидном денежном вознаграждении для тех, кто будет совершать диверсии против русских войск или представителей власти. Эти акции координируются при помощи запрещённых каналов связи, вот только часто исполнители получают лишь проблемы и ни копейки денег.

Если мы будем следовать рекомендациям многочисленных прозападных советников о дистанте, мы очень быстро можем попасть в ловушку и вместо законопослушных граждан России получим группу молодёжи, которая организованно пойдёт громить всё на своём пути,

– подчеркнул Сергей Комков.

Стоит ли говорить, что по тем же схемам происходит и создание различных “групп смерти”. Задача их координаторов проще, но путь к её выполнению требует поистине дьявольской искушённости. Нужно понимать, что разного рода сетевым манипуляторам ничего не стоит создать серьёзные проблемы своим подопечным – вплоть до летального исхода.

Реальный заслон

Если вернуться к нашумевшему докладу Марии Львовой-Беловой, то в нём есть несколько предложений по предотвращению подростковых суицидов. Например, штатных психологов просто не хватает для мониторинга состояния всех детей, поэтому его объёмы и число сотрудников надо увеличивать.

При этом в данном случае, в отличие от пропаганды дистанта, почему-то нет обращений к позитивному опыту западных стран, например, тех же США. Примечательно, что при внешнем единстве Америки власти каждого штата самостоятельно определяют многие аспекты внутренней политики. Среди которых, естественно, и воспитание детей.

В ряде южных штатов США в школах существует должность тьютора – человека, главной обязанностью которого является наблюдение за допущенными к компьютерам детьми, чтобы они не использовали их вне учебных программ. Это не случайно – ведь дома такие же функции осуществляют родители. Если же контролирующие органы узнают о том, что детей не ограничивают в этом вопросе, как должно, их родителей ждёт наказание – от штрафа в 1000 долларов до реального тюремного срока.

Во многих странах Западной Европы ведётся строгий контроль наличия гаджетов у учащихся. Они сдают их перед началом учебного процесса и получают только в конце дня. В России речи об этом не идёт, такие инициативы редко озвучиваются на высоком уровне.

Однако в докладе Марии Львовой-Беловой прозвучали и разумные предложения. Так, она призвала Минздрав дополнить комплекс мер по профилактике суицидов среди несовершеннолетних данными обо всех попытках самоубийства. Однако ведомство посчитало такое дополнение преждевременным.

Это неоправданный отказ. Действительно, надо анализировать все попытки суицида. Но такие данные как раз необязательно распространять и давать им широкою огласку. Лишь уполномоченные по правам ребёнка и правам человека обязаны полностью владеть этой информацией. Конечно, это поможет в изучении проблемы, они будут лучше в ней ориентироваться. Чтобы с чем-то бороться, надо понимать, с чем ты борешься,

– считает Сергей Комков.

В связи с вышеизложенным стоит напомнить – зачастую средства массовой информации излишне акцентируют внимание на подростковых суицидах, как бы лишний раз подталкивают потенциальных зрителей к такому опыту. Между тем вместо всестороннего освещения явно негативного примера СМИ могли бы сосредоточить внимание на позитивных примерах творчества, спорта, волонтёрской работы.

Что с того?

Современный мир таит много опасностей для людей, и в первую очередь детей. Задача государства в этой ситуации – максимально оградить потенциальных жертв цифрового насилия посредством создания доступного арсенала инструментов влияния.

Как видно, чиновники различных ведомств порой недооценивают или просто недопонимают вызовы, стоящие перед социумом в условиях явного злоупотребления им цифровыми технологиями.

В этой ситуации на первый план выходит фигура настоящего наставника, авторитетного педагога, который сможет без отрыва от учебного процесса и ненужного прессинга учащихся воплотить в жизнь ряд рекомендаций, которые могут помочь с исправлением ситуации. Однако пока что такие фигуры, во все периоды русской истории двигавшие учебный процесс вперёд, – скорее исключение, которое только с государственным участием вновь может стать правилом.

*”Радио Свобода” признано иноагентом на территории России.

Подписка на Чтиво
То, что читают, ежедневно в почтовый ящик.