Экономика

Спецоперация Минфина: Силуанов порезвился на 1,5 триллиона рублей

Спецоперация Минфина: Силуанов порезвился на 1,5 триллиона рублей

Нефтяная отрасль до сих пор остаётся важным источником пополнения федерального бюджета. Внешняя конъюнктура позволяет рассчитывать на повышенный уровень доходов от “нефтянки”. Следствием грядущей 5 октября встречи ОПЕК+ станет рост котировок. Однако неумелые действия Министерства финансов практически обесценивают весь положительный эффект от этого решения. Бюджет теряет триллионы в результате старой и уже всем очевидной ошибки.

Благосклонный ОПЕК+

Пока всё идёт к тому, что страны ОПЕК+ снизят квоты на добычу как минимум на 1 млн баррелей в сутки. А, возможно, и больше. Решение станет ответом на снижение нефтяных котировок, которое наблюдается уже третий месяц подряд. Если в июле средняя стоимость марки Brent составляла $105,1 за баррель, то в августе – уже $97,3, а в сентябре – $90. Таким образом, за прошедшие три месяца чёрное золото эталонного сорта потеряло 14,3% от своей стоимости.

Что касается России, то наш Urals в 2022 году имеет существенный дисконт к Brent. И, разумеется, падает вслед за эталоном. Так, в июле средняя стоимость равнялась $78,4 за баррель, в августе – $74,7, в сентябре – $68,3. Итого – минус 12,88%, что выглядит чуть лучше, чем у Brent. Также стоит отметить, что дисконт Urals к Brent также снижается. Если в июле он составлял $26,7, то в сентябре – $21,7. На пике в апреле это значение равнялось и вовсе $35,4 за баррель.

Однако постепенно решаются проблемы логистики и финансовой инфраструктуры, что сказывается положительно не только на снижении дисконта, но и на возобновлении добычи в России. Если в апреле мы имели провал, который доходил до минус 1 млн б/с, то сейчас порядка $70-75 от этого значения уже восстановлено. По сравнению с уровнем января-февраля Россия недобирает всего лишь 250–300 тыс. б/с, что составляет около 3% от общего объёма добычи. Разумеется, ничего не то что критичного, но и даже неприятного в этом нет. Обычная рабочая ситуация. Небольшие потери по сравнению с прошлым годом физического объёма экспорта компенсируются выросшей ценой. 

Но возвращаемся к ОПЕК+. Если страны-участники договора сократят квоты на 1 млн б/с, то России не придётся ужиматься. В настоящий момент квота для нашей страны составляет 11 млн б/с, в то время как добыча нефти без учёта конденсата составляет 9,8 млн б/с. То есть мы недобираем около 1,2 млн б/с. Если бы данный объём отправился на мировой рынок, то котировки с высокой долей вероятности ушли бы ближе к $60. А Urals – к $45. При нынешнем курсе рубля это смерти подобно. В этом случае экспортная стоимость нефти в рублях составила бы около 2700 рублей за баррель, в то время как минимальное значение для бюджета должно быть не менее 4100–4200 рублей за бочку.

Доля России в квотах ОПЕК+ традиционно составляет 25%. При сокращении общей квоты на 1 млн б/с наш объём ужмётся на 250 тыс. б/с. Таким образом, страна будет недобирать уже не 1,2 млн б/с, а 950 тыс. б/с. Но всё это лишь бумажные цифры. Фактически добыча России как составляет 9,8 млн б/с (с конденсатом – 10,7 млн б/с), так и будет составлять. Для нас в плане добычи ничего не изменится. Зато мы выиграем от роста котировок. 

Нелогичный Минфин

Несмотря на отличную внешнюю конъюнктуру, Министерство финансов под руководством Антона Силуанова не спешит ею воспользоваться. Увы, но из бюджета продолжают вымываться триллионы рублей по так называемому нефтяному демпферу, который представляет из себя обратный акциз для нефтяных компаний. Предприятиям, которые отправляют сырьё на переработку и продают на внутреннем рынке, компенсируется разница между экспортной ценой и внутренней. Теоретически это помогает сдержать цены на топливо на внутреннем рынке, но на практике приводит к огромным потерям бюджета.

Всё дело в абсолютно бездарном механизме, который Минфин начал реализовывать с 2019 года. Он называется “налоговый манёвр в нефтяной отрасли”. В 2018–2019 годах Антон Силуанов занимал должность первого вице-премьера. Соответственно, ему не составило труда продавить данный механизм, разработанный его заместителем Алексеем Сазановым. Его суть заключается в том, что правительство постепенно отказывается от экспортной пошлины на нефть и заменяет её повышением НДПИ.

Я не знаю, чем руководствовался Минфин при принятии данной инициативы. Наверное, стремился увеличить доходы бюджета, ведь через НДПИ можно взимать несколько больше, чем через экспортную пошлину. Однако изначально было очевидно, что в случае отсутствия барьеров между мировым рынком и русским, цена внутри страны пойдёт вверх. Так оно и получилось. В результате Минфин придумал обратный акциз для нефтяников, суть которого описана выше. И суммы отчислений по этому самому демпферу увеличиваются постоянно.

Если в 2019 году значение составило 424,6 млрд рублей, то в 2021-м – 1,287 трлн (2020 год не берём из-за аномалии в виде коронакризиса). А в 2023 году отчисления по обратному акцизу прогнозируются на уровне в 3,167 трлн рублей. Это огромная сумма.

В 2018 году, когда налоговый манёвр ещё не реализовывался, нефтяные доходы бюджета (НДПИ, экспортная пошлина на нефть и нефтепродукты) составили 7,431 трлн рублей при средней цене на Urals в $70,01 и среднем курсе доллара в 62,78 рублей. 

В 2021 году нефтяные доходы равнялись 8,401 трлн рублей. Однако из этого значения следует вычесть отчисления по обратному акцизу в размере 1,287 трлн. Итого – 7,114 трлн рублей. Средняя стоимость Urals была сопоставимой ($69), зато средняя стоимость доллара равнялась уже 73,68 рубля. Да, добыча оказалась меньше по сравнению с 2018 годом на 5,7% (524 млн тонн против 555 млн тонн), зато рубль ослаб на 17,3%. То есть в реальном выражении уже в 2021 году были потеряны огромные деньги.

В 2022 году ситуация будет хуже. Если смотреть на прогнозируемые цифры, то по итогам года нефтяные доходы бюджета (НДПИ, НДД, экспортная пошлина на нефть и нефтепродукты) составят 10,905 трлн рублей. Но из этой цифры необходимо вычесть отчисления по обратному акцизу в размере 3,167 трлн рублей. Итого получается 7,738 трлн. И это при средней стоимости Urals за 9 месяцев в $80,58 (нет оснований полагать, что она сильно просядет) и прогнозируемом среднем курсе доллара в 68 рублей. Разница с 2018 годом очевидна. Одни потери, исчисляемые триллионами. 

Что с того?

Внешняя конъюнктура на мировом энергетическом рынке позволяет России получать хорошие доходы и направлять их на ту самую структурную трансформацию экономики, о которой привыкли говорить представители финансово-экономического блока с высоких трибун. Однако пока будут допускаться такие очевидные ошибки, как с налоговым манёвром в нефтяной отрасли, экономика не будет обеспечена достаточным количеством финансовых ресурсов.

Минфин должен срочно вернуться к предыдущей формуле, действовавшей до 2019 года. Это позволит пополнить бюджет минимум на 1,2–1,5 трлн рублей в 2023 году. Но вместо этого Силуанов вновь предлагает выходить на долговой рынок через размещение ОФЗ минимум на 2,5 трлн, максимум – на 3,5 трлн рублей. Зачем это делать, когда есть иные источники пополнения бюджета – непонятно.