Общество

Старики в России стали мишенью. Технология работает через слово – “мы”

Старики в России стали мишенью. Технология работает через слово – “мы”

Вопросы безопасности не только крупных промышленных или складских объектов, но даже машин в наших дворах пора ставить ребром. Загореться может в любую минуту, и не только из-за халатности. Если верить нашим собеседникам, СБУ может завербовать агентов на нашей территории, оказав психологическое давление удалённо. И вот перед нами уже готовый террорист.

В минувшее воскресенье жители города Волжский Волгоградской области наблюдали настоящее огненное шоу: пожар полностью уничтожил рынок “Людмила” площадью в 7 тысяч кв. метров. Над городом вырос столб чёрного ядовитого дыма, а грохот взрывов был слышен за несколько километров от места пожара.

Позже выяснилось, что на рынке уже несколько месяцев ремонтировалась кровля, а жители соседних домов и продавцы с рынка уверяют, что там уже давно хранились баллоны с газом. Начальник Волгоградского главка МЧС России Николай Любавин сообщил, что к пожару привело нарушение правил пожарной безопасности при проведении сварочных работ.

А не так давно, 3 августа, огонь охватил склад компании “Озон” в Подмосковье. Площадь пожара составила 50 тысяч кв. метров. Для тушения задействовали даже авиацию. Чёрные столбы дыма, поднявшиеся над складом, были видны за десятки километров.

Столб чёрного дыма, поднимавшийся над горящим складом “Озона”, был виден за несколько километров. Фото: Денис Воронин/ Агентство “Москва”

Пожар даже удалось сфотографировать с пролетавшего над ним самолёта. Общий ущерб страховщики оценили в сумму больше 10 миллиардов рублей. Основные версии произошедшего – поджог, неисправность оборудования и проводки, а также проведение сварочных работ в одном из складских помещений.

Пылающие квадратные метры: халатность или диверсия?

Почему так массово и так масштабно горят рынки, склады и базы? Эту тему в программе “Мы в курсе” ведущая Елена Афонина обсудила с независимым пожарным экспертом Денисом фон Мекком.

Елена Афонина: Денис, и в пожаре, который активно обсуждался в воскресенье, и в предыдущем, который произошёл на складе “Озона” в Подмосковье, одной из версий называется халатность. А если посмотреть на это под немного другим углом – не может ли здесь идти речь о диверсиях? Свидетелями чего мы становимся в последнее время?

Денис фон Мекк: Мы становимся свидетелями того, что наше общество недостаточно осознаёт значимость требований пожарной безопасности. А отступления от этих требований приводят к очень серьёзным последствиям, в том числе с человеческими жертвами. Поэтому наша с вами задача периодически напоминать, что пожарная безопасность – это важно. Чтобы у людей не было индифферентности, чтобы не было безразличия в этих вопросах.

– Денис, простите, я вас прерву. Те, кто вчера оказался практически в эпицентре событий в Волжском, где пожар перекинулся на рядом стоящий дом, видели из своих окон, с балконов, что на крыше находятся баллоны с газом. Они об этом говорили, они сигнализировали: обратите внимание, у вас там не всё в порядке. От людей отмахивались. А вы говорите, активность проявлять. Проявили, но толку – ноль. Что делать дальше?

– Вы привели серьёзный пример. Тем не менее мы не должны терять свою зоркость. Есть разные надзорные органы – МЧС, которое мы чаще всего связываем с пожарами, и это правильно. Но при проведении строительных работ проверку осуществляет не МЧС. Есть другие органы.

Любой объект проходит три этапа: проектирование, строительство и эксплуатация. На этапе эксплуатации надзором занимается МЧС. До этого – другие органы. Конечно, за всем должны смотреть местные городские власти. Когда идут такие большие стройки, власти занимаются согласованием взаимоотношений между всеми участниками процесса.

Горят не только склады, но и автомобили в наших дворах

– Сейчас прозвучали очень важные слова: за этим в том числе должны следить местные власти. Очень важно понять, что тех людей, которых мы будем призывать к ответу, если они что-то просмотрели или не услышали, мы сами и выбираем.

Но вернёмся к пожарам. Горят не только склады и рынки. В субботу в Москве, во дворе дома на Ленинградском шоссе сгорел автомобиль BMW X6 замначальника управления Генштаба.

Женщиной, которая облила машину чиновника зажигательной смесью и подожгла, оказалась 65-летняя пенсионерка Елена. Во время задержания она заявила, что не поддерживает спецоперацию, и выкрикивала лозунги во славу террористической организации.

Дальше начали всплывать очень интересные подробности, о которых Telegram-каналу SHOT рассказал якобы зять задержанной пенсионерки. По его словам, Елену похитили два дня назад и загипнотизировали сотрудники СБУ, которые требовали выкуп в 500 тысяч рублей. Родственникам пенсионерки якобы звонили, угрожали её убить и потом прислать по частям.

В квартире Беловой члены семьи нашли около 40 чеков о переводах по 15 тысяч рублей, россыпь кредиток и выписку о займе в 500 тысяч рублей. Куда именно бабуля пересылала деньги, неизвестно.

Со слов мужчины, перед поджогом похитители писали ему с намёками, что скоро их семье придётся платить за дорогую машину. Также злодеи присылали зятю голосовые сообщения, на которых неизвестный учит Елену поджигать машины.

Как выяснилось, по уголовным статьям женщина ранее не проходила, на учёте в ПНД не состояла.

Дмитрий Соин: В течение последних десятилетий на Украине готовилась команда людей, способных через NLP-технологии перепрограммировать людей. Фото: Царьград

Методы психологического воздействия давно применяют на Украине

На связь со студией вышел эксперт по психологическим и информационным спецоперациям, профессор Дмитрий Соин.

– Дмитрий, вы в курсе этой истории? Конечно, можно сомневаться в том, что всё рассказанное зятем этой женщины правда. Но эта история очень напоминает то, что происходило с пенсионерами, когда они, прижав телефонные трубки к уху, шли к банкоматам и снимали огромные суммы со своих счетов, а потом эти деньги куда-то переводили. Дело в том, что эта женщина, которая совершила поджог автомобиля, её также вели. Она была с телефоном и в момент совершения противоправного действия, и даже тогда, когда её задержали сотрудники полиции. Это что, действительно какое-то программирование, зомбирование? Под влиянием чего была эта женщина?

Дмитрий Соин: Знаете, я, наверное, был одним из первых, кто заговорил о применяемых методах психологического воздействия на граждан внутри Украины, так и теперь уже на наших граждан. В течение последних десятилетий на Украине готовилась команда людей, способных через NLP-технологии, через другие методы концентрированного, суггестивного внушения, по сути, перепрограммировать людей.

В таком состоянии человек может не только совершить поджог машины, но и убить кого-то. Это мы знаем по методикам радикальных сект, различных сетевых компаний, когда человек туда всё относит. Мы знаем, как работают телефонные мошенники.

Ну а теперь представьте, когда это всё поставлено на уровень спецслужб, на уровень государственной политики. Это уже не то, что вам откуда-то из СИЗО или из тюрьмы позванивают по ночам зэки и по специальной методичке пытаются развести на деньги доверчивых граждан. Это уже серьёзная целенаправленная работа.

Я убежден: когда мы говорим, что на Украине существует определённая секта, это не фигура речи, а абсолютная психологическая и социальная реальность. И эта женщина, о которой мы говорим, действительно могла быть в изменённом состоянии сознания, в этом я не сомневаюсь.

“Мы сделаем это…” – жертву заставляют думать, что она часть какого-то единого организма

– Когда я наткнулась на эту историю, то подумала: ещё одной фобией у пенсионеров стало больше. Раньше они боялись, что под влиянием зомбирования наберут кредитов, а расплачиваться потом придётся родственникам.

А теперь они будут бояться, что в изменённом состоянии станут чужие автомобили сжигать или до чего-нибудь худшего дело дойдёт.

Но знаете, что меня в этой истории смутило? То, что всё общение с этой женщиной записывали, потом пересылали зятю, чтобы доказать, что его тёща находится под их влиянием. И постоянно говорили “мы” – “мы сейчас сделаем это”, “мы сейчас сделаем то”… Как работает эта схема?

– Это одна из линеек NLP-технологии. Жертве не говорят: ты это сделаешь, ты туда пойдёшь. Создаётся эффект присутствия, жертва должна чувствовать, что она часть единого живого организма, что она всё делает вместе с кем-то.

Я и сам иногда, когда хочу повлиять на какого-то человека, ему говорю: знаешь, давай мы так сделаем. Это создаёт ощущение синергии. Но одно дело, когда ты кого-то к чему-то позитивному подвигаешь, а другое – когда провоцируешь на совершение теракта.

Точно так же человека можно спровоцировать на самоубийство или на физическое устранение другого лица. Это очень опасно.

– Дмитрий, скажите, а можно будет выяснить, что эта женщина, совершая нарушение, была в измененном состоянии и должна ли она будет за него отвечать в таком случае?

– Это абсолютно точно может установить профессиональная комиссия из психологов и психиатров. И если женщина действительно была в изменённом состоянии сознания, то она не подпадает под уголовную ответственность, поскольку не отвечала за свои действия – ею управляли другие люди.

Программа “Мы в курсе” выходит на “Первом русском” каждый будний день в 18:00. Не пропустите!

Подписка на Чтиво
То, что читают, ежедневно в почтовый ящик.