Общество

Тамбовчане о воронежском «Черноземе»: «Не хватило нашей теплоты и душевности»

Тамбовчане и на воронежском "Черноземе" не унывали

Тамбовчане и на воронежском “Черноземе” не унывали

Фото: Предоставлено “КП”

В прошлые выходные, с 19 по 21 августа, после двухлетнего перерыва состоялся рок-фестиваль «Чернозем». Но прошел он не на своей родной Тамбовщине, а в Воронеже.

Тамбовские поклонники опенэйра, вооруженные фразой «Бешеной собаке семь верст не крюк», отправились на это мероприятие в столицу Черноземья, благо до нее всего чуть больше пары сотен километров. Вернулись оттуда наши земляки с неоднозначными впечатлениями, а некоторые и не с самым позитивным настроением…

Как все начиналось

Первый «Чернозем» прошел под Тамбовом в 2015 году. Это был двухдневный фест, начавшийся в пятницу и закончившийся в субботу.

Пожалуй, никогда тамбовчане не видели такого количества звезд на одной сцене. К нам приехали «Операция Пластилин», «Монгол Шуудан», «7Б», «Animal Джаz», «Кукрыниксы», «Чиж и Со», «Анимация», «Северный флот», «25/17».

Посетителями первого опен-эйра стали в основном местные поклонники рок-музыки, которых организаторы официально насчитали шесть тысяч человек – совсем немного для таких мероприятий.

Первый фестиваль в 2015 году собрал 6 тысяч гостей

Первый фестиваль в 2015 году собрал 6 тысяч гостей

Но уже в следующем году, благодаря огласке и восторженным отзывам, которые оставили эти шесть тысяч, число посетителей фестиваля выросло больше чем вдвое и составило 15 тысяч человек.

Ежегодно его аудитория росла, и в 2019-м на юбилейном, пятом, тамбовском «Черноземе» побывали около 40 тысяч зрителей из самых разных уголков страны. Фестиваль знали, любили, и у него появились постоянные гости.

В тот год организаторы строили планы относительно дальнейшего развития «Чернозема». Для него собирались подобрать новую, более вместительную площадку, потому что поле на 30 га у Татарского вала стало мало для феста такого размаха.

«Барыня сказала топить – пришлось топить…»

2020 год. В августе Тамбов должен встряхнуть шестой по счету «Чернозем». Организаторы договариваются с артистами, продают билеты, арендуют технику.

В марте, когда в регионе ввели коронавирусные ограничения, казалось, что скоро все пройдет и мы заживем как раньше. Но этого не случилось. Фестиваль оказался под угрозой, и практически до последнего дня было неясно, состоится он или нет.

Областные власти специально под «Чернозем» издали постановление, разрешающее проведение массовых мероприятий на открытом воздухе. Однако санитарные врачи парировали своим документом и настояли на запрете фестиваля.

За два дня, до того, как должен был стартовать очередной трехдневный опен-эйр, стало известно, что его не будет. Людям, купившим билеты, пообещали, что они будут действительны в следующем году. Кто-то их оставил, а кто-то предпочел вернуть деньги.

Отмена мероприятия накануне его проведения стала причиной огромных убытков для организаторов. Но поддержки у региональных властей, которые, к слову, посещали «Чернозем» и активно на нем «пиарились», они не нашли. Как сказал один из «родителей» феста Сергей Белозеров: «Барыня сказала топить – пришлось топить…».

В феврале 2021 года стало известно, что права на «Чернозем» получил крупный воронежский предприниматель и владелец группы компаний Евгений Хамин. В качестве официальной причины «продажи» фестиваля организаторы сначала назвали нехватку места для его проведения, но позже признались, что фактически прогорели на несостоявшемся в 2020 году мероприятии и были вынуждены решиться на такой шаг. Постановление областного управления Роспотребнадзора они, кстати, оспорили в судах нескольких инстанций, но безрезультатно.

Фестиваль в Воронеже, впрочем, в 2021-м постигла та же участь, что и тамбовский. Там тоже активно к нему готовились, но за день до старта мероприятие отменили из-за коронавирусных ограничений. Как и в Тамбове, его перенесли на следующий год. И вот, к радости поклонников, многие из которых хранили заветные билеты больше двух лет, опен-эйр состоялся.

Тамбовчанам, конечно же, сложно быть объективными в оценках воронежского фестиваля. Поклонники «Чернозема» признаются, что известие о его переезде никого не оставило равнодушным. Люди расстроились, обиделись и даже злились из-за того, что уникальное для нашего региона событие, выросшее до федеральных масштабов, у себя на родине не смогли оценить по достоинству, не помогли, не спасли, а просто отдали…

Но любовь к музыке и любопытство вяли верх, поэтому многие наши земляки отправились посмотреть, «а как там у них».

«Думаю, это был последний фестиваль»

Тамбовчанка Ирина Ручьева признается, что на воронежском «Черноземе» ей было скучновато.

– Мое мнение и мнение моих друзей, с которыми мы обсуждали прошедший фестиваль, – ему не хватило нашей теплоты и душевности, – говорит Ирина. – А если говорить о практических вещах, не внушила доверие организация безопасности зрителей. В качестве охранников задействовали пожилых людей. Сомневаюсь, что в случае реальной опасности они могли что-то предпринять. В Тамбове тщательно готовили площадку, а в Воронеже из-за нескошенной травы у моей знакомой, например, началась аллергия. Да и само поле, как мне показалось, было меньше нашего. Из положительного – достаточное количество туалетов (по словам гостей, к ним даже не было очередей-ред.), наличие умывальников. Ну, и возможно, вторая сцена позволила кому-то расширить свой музыкальный кругозор. А в целом, мало активностей, скучновато. Наверное, это был последний фестиваль.

Первый фестиваль в 2015 году собрал 6 тысяч гостей

Тамбовчане считают, что воронежское поле было меньше тамбовского

«Тамбовский «Чернозем» – свой, а на воронежском мы оказались гостями»

Постоянного посетителя почти всех тамбовских фестивалей Сергея Хвостова искренне расстроило отсутствие на воронежском «Черноземе» традиционных для Тамбова автограф-сессий.

– Это же были самые незабываемые моменты – пообщаться и сфотографироваться с любимым артистом, – говорит Сергей.

Еще одним отличием воронежского фестиваля стало отсутствие палаточного лагеря. Некоторые «черноземцы», впрочем, разбили палатки неподалеку или заночевали в машинах прямо на парковке у ТРК Сити-парк «Град», который стал фестивальной площадкой, но выживать там им приходилось самостоятельно. А тамбовский лагерь был оборудован душем, туалетами и обеспечивался водой.

Не было на воронежском поле привычной тамбовчанам фуд-зоны, где можно было купить все необходимое без отрыва от концерта. Ее в Воронеже организовали на выходе с фестиваля – не критично, но многим показался неудобным такой разброс.

Прославившуюся Аленку, которую изгнали из Нововоронежа и приютили на местном «Черноземе», тамбовчане охарактеризовали как «ужас, какая страшная», но при этом, как и другие посетители, охотно с ней фотографировались. Оценили малую сцену – размерами, оборудованием и подсветкой она практически не уступала большой.

– Тамбовский фестиваль, конечно, был свой, родной, рядом, а на воронежском мы оказались гостями, – резюмирует Сергей. – Но я сделал вывод, что, несмотря на местоположение, «Чернозем» всегда привлекает самых душевных людей!

Первый фестиваль в 2015 году собрал 6 тысяч гостей

Аленка стала самым популярным персонажем воронежского “Чернозема”

Подписка на Чтиво
То, что читают, ежедневно в почтовый ящик.