Общество

Убийца был известен в апреле: Неудобная правда в деле Даши Дугиной

Убийца был известен в апреле: Неудобная правда в деле Даши Дугиной

Теракт, совершённый в минувшую субботу под Москвой, наглядно продемонстрировал, насколько не готова оказалась наша страна к диверсионной войне, развязанной Украиной. Царьград разбирался, почему так легко пересекла “азовка”* Наталья Вовк (Шабан) границу, потом целый месяц спокойно готовила преступление, а затем легко сбежала. А главное – сколько ещё таких “шабанов” шастает сегодня по просторам нашей Родины.

За то, что ФСБ очень оперативно раскрыла убийство журналистки и общественного деятеля Дарьи Дугиной – дочери ярчайшего философа современности Александра Дугина, – честь и хвала тем профессионалам, которые в кратчайшие сроки смогли не просто указать на исполнителя, но сделать это доказательно, чётко, установив личность убийцы и отследив весь маршрут её передвижений.

Вместе с тем есть сразу несколько ложек дёгтя, портящих весь успех.

Во-первых, исполнительница Наталья Шабан (или Вовк, по другим документам) – по нашим данным, не просто служащая в/ч №3057 Нацгвардии укрорейха, больше известной как полк “Азов”*, а сотрудница Главного разведуправления Минобороны Украины в звании майора, выполнявшая и прежде “деликатные” поручения своего руководства, – всё-таки сумела сбежать в Эстонию. И ожидать её выдачи сейчас по нашему требованию – ну, мягко говоря, наивно. Скорее всего, её и нет давным-давно в Прибалтике, она почти наверняка переместилась либо на какую-нибудь базу ГУР в самой Незалежной, либо затаилась, например, в Польше.

Во-вторых, встаёт вопрос, как она вообще сумела так легко проникнуть в нашу страну, пусть и по “левым”, чистым документам на фамилию Вовк (по некоторым данным, эту фамилию носит её второй муж), если в открытом доступе, в Сети, имеются фотографии этой дамы в форме Нацгвардии Украины, добытые русскими хакерами ещё весной? Если уж интернет-умельцы смогли достать её удостоверение (Киев, естественно, сейчас пытается всё опровергнуть, называя их липой, но выходит крайне неубедительно), то почему её карточки не было в хвалёных базах данных на пограничных пунктах пропуска – с их системами распознавания лиц?

И, наконец, в-третьих, что вытекает автоматически из второго пункта: сколько ещё из тех трёх с лишним миллионов человек, въехавших в нашу страну с начала спецоперации, имеют такие же задания, как эта самая Шабан?

В Крыму раздаются призывы к “перемоге”: “Слава Украине”

На сегодняшний день, с начала спецоперации, на территорию России – только вдумайтесь в цифры – въехали более 3,3 млн человек из ДНР, ЛНР и Украины. Об этом на днях в одном интервью рассказала посол Донецкой народной республики в Москве Ольга Макеева. Из них в центрах временного размещения находятся порядка 600 тысяч, а остальные, около 2,7 млн, въезжали и размещались самостоятельно.

А время было такое, что люди бежали огромными потоками, контролировать которые в полной мере было попросту нереально. Подавляющее большинство из них, безусловно, – те, кто или остался без крова, или покинул родные места из опасений за жизнь свою и близких, бросив “там” всё, лишь бы спастись.

Они прошли сквозь настоящий ад на земле, несчастные были вынуждены сутками сидеть в подвалах без света, еды и воды. Их использовали в качестве живого щита нацисты из “Азова”*, расстреливая посмевших решиться на эвакуацию.

Россия должна была им помочь – приютить, накормить, предоставить крышу над головой. А как иначе?

Но очевидно же, что в этой массе пострадавших людей оказались и те, кто откровенно желает зла – и России, и русским. Вот свежий совсем пример: ролик, который сейчас гуляет по соцсетям: молодая пара из Мариуполя, юноша и девушка, в Крыму – снимают себя на телефон и вполголоса желают “перемоги” для ВФУ, показывают, что бы они сделали с Путиным, и объявляют, уже совсем шёпотом – “Слава Украине”.

Молодая пара из Мариуполя, сбежавшая в Крым, желает “перемоги” для ВФУ и провозглашает “Слава Украине”. Фото: скриншот из ТГ-канала Анатолия Шария.

Сколько их сейчас здесь? Зачем они тут оказались? И кто сказал, что среди них нет тех, кто въехал сюда по заданию украинских спецслужб, чтобы закрепиться и выполнить своё “задание” – поджечь, избить, устроить провокацию. Или – убить, как это сделала Наталья Шабан (Вовк).

Да и сейчас – едут и едут. За последние сутки, лишь по данным Пограничной службы, только в Ростовскую область прибыли 19 тысяч человек. Примерно столько же (чуть меньше – 18 тысяч) было и в тот день, 23 июля, когда границу пересекла террористка, устроившая подрыв машины Дарьи Дугиной.

Почему убийца Даши Дугиной легко проникла в Россию?

Стоит напомнить, что на территорию России Вовк вместе с 12-летней дочерью въехала на своём “Мини Купере” с номерами Донецкой Народной Республики. Её автомобиль, как можно увидеть на кадрах, распространённых позже ФСБ, довольно предметно осматривали, проверяли. И – ничего не обнаружили.

Её пропустили.

К настоящему времени досье дополнено, появились адреса в Мариуполе. Мы их затёрли, там проживают родственники Натальи Шабан. Но русские – не нацисты, нет нужды направлять месть против других, ответить за содеянное должна она сама. Фото: скриншот с сайта nemez1da.ru.

Да – у неё была другая фамилия – Вовк, которая, вероятно, не “билась” по наверняка существующим у наших пограничников базам, где, хочется всё-таки надеяться, фигурировала уже на тот момент “Наталья Павлiвна Шабан”.

Да – практически с полной достоверностью можно говорить, что это не какая-то там “кустарная” мстительница-одиночка, а именно агент украинских спецслужб, действовавшая в составе группы, чьей задачей было “тайное проникновение на территорию противника”. (Об этом говорят факты: и тройная смена номеров на машине, и наличие поддельных документов – казахстанских, кстати, и передача ей взрывного устройства сообщниками, и установочное досье на Дугиных, которым она наверняка обладала, и организация слежки за журналисткой, и куча других деталей).

Да – был отвлекающий фактор в виде 12-летней дочери.

Да – автомобиль был “чистым”, иначе бы детекторы определили наличие взрывчатки.

Но!

Ещё весной, спустя недолгое время после старта СВО, русские хакеры (спецы-волонтёры, как они себя называют сами, из команды RaHDIt) опубликовали, вместе с другими участниками укронацистских организаций, фото и данные Натальи Шабан – служащей в/ч 3057 Нацгвардии Украины, известной как “Азов”*. То есть уже 13 апреля она была внесена в общедоступную базу – со всеми сведениями, позволяющими её идентифицировать. Там присутствовало даже служебное удостоверение с фотокарточкой в форме.

Сайт НемеZида – аналог (украинского) “Миротворца”. Судя по контенту, можно предположить, что силовые структуры имеют отношение к его созданию и наполнению. Обратите внимание, страница Вовк была создана 13 апреля 2022 года, больше 4 месяцев назад. Но раз она смогла свободно пересечь границу России, получается, что база данных НемеZиды никак не совмещена с базой пограничной службы. При этом украинские пограничники и вэсэушники на блокпостах пробивают въезжающих и по базе “Миротворца” в том числе,

– отмечает бывший нардеп, экс-спикер парламента Новороссии Олег Царёв.

По его мнению, никакое столпотворение на границе диверсантку не сдержало бы (по крайней мере – на тот момент). А задача состоит в том, чтобы пропускать людей через пограничные пункты быстро и без очередей, “просеивая” диверсантов – хотя бы тех, кто фигурирует в списках “Азова”*. Я надеюсь, что списки военнослужащих “Азова”* у нас должны быть.

Кто устраивает диверсии в России: от маргиналов “за деньги” до боевиков СБУ

Понятно, что бред, который нёс беглый иноагент и ренегат Илья Пономарёв – о существовании в России некоей боевой ячейки “партизан”, совершающих диверсии, – это лишь неуклюжие и топорные попытки отмазать нацистский укрорежим Зеленского от организации теракта в Подмосковье, в котором погибла Дугина. Хотя есть, разумеется, радикалы и ненавистники Русского мира и здесь, готовые, в силу своей извращённой идеологии или тупо за ломаные тридцать сребреников, выполнять задания кураторов из украинских (западных) спецслужб.

Примером тому – волна поджогов военкоматов и государственных учреждений, прокатившаяся по стране с февраля – в Подмосковье, Воронеже, Ростовской области, в Сибири, Удмуртии, Крыму, на Ставрополье. Пик пришёлся на май – более десятка случаев. Исполнителями были, в основном, маргиналы, подростки, наркоманы. Потом наши спецслужбы и правоохранители взялись за дело, число инцидентов резко сократилось.

Хотя – вот, буквально вчера, 24 августа, неизвестный метнул две бутылки с зажигательной смесью в здание администрации Орловской области: подъехал на велосипеде (в чёрной куртке, лицо не прятал, как уточнил губернатор региона Андрей Клычков) и на глазах у прохожих швырнул сначала один заряд (не сработал), затем – второй. При тушении вспыхнувшего пожара пострадал сотрудник обладминистрации.

Момент нападения на администрацию Орловской области. Фото: скриншот из ТГ-канала губернатора Андрея Клычкова.

А вот “рельсовая война” – повреждение железнодорожного полотна с помощью взрывных устройств, история совсем иная, полагает источник Царьграда в силовых структурах. Половина инцидентов, как сообщило в середине июня информагентство “РДЖ-партнёр.ру”, связана с плохим состоянием ж/д путей. Ладно, пусть так. Но вот, допустим, закладка мины с таймером обратного отсчёта на полотне на окраине Брянска, подрыв рельсов на перегоне в Белгородской области, три попытки диверсии на железной дороге в Курской области (последняя – накануне) – это другое.

Для подобных акций нужны хотя бы примитивные, но знания подрывного дела, понимание цели, координация и так далее, – объясняет собеседник. – Речь идёт о спланированных действиях.

Между прочим, тут стоит упомянуть, что в Белоруссии, которая также подверглась диверсионным атакам на ж/д-инфраструктуре, приняли в двух чтениях законопроект об ужесточении наказания даже за покушение на терроризм – вплоть до исключительной меры в виде смертной казни.

“Неспящие” ячейки

А в контексте убийства Даши Дугиной нельзя забывать, что этот теракт острейшим образом ставит вопрос именно внутренней безопасности.

Речь – не о панике и нагнетании. А о том, что нам всем следует понять: мы, согласно концепции руководства страны, проводим спецоперацию на Украине по демилитаризации и денацификации. А вот они – те, кто попадает под указанные определения, – сейчас объявили всему Русскому миру войну, настоящую и бескомпромиссную. На разных фронтах – идеологическую, избавляясь от всего, что связано с Россией и памятью, политическую – ущемляя в правах людей даже за то, что они говорят на русском языке, собираясь ограничить в том числе и въезд в Европу, экономическую – запрещая торговлю и любые коммерческие операции, и, наконец, диверсионную.

Сегодня все вспомнили красивое выражение – “спящие ячейки”. Ну какие они “спящие”? Это – реальные группы диверсантов, которые проникли в Россию. Многие из них уже давно тут адаптировались, полностью натурализовались, у некоторых есть даже российские паспорта,

– рассуждает в беседе с Царьградом генерал ФСБ в запасе Александр Михайлов.

Поэтому, продолжает эксперт, нам следует отдавать себе отчёт, что нам предстоит достаточно серьёзная борьба, которая потребует привлечения к ней и гражданского населения.

Потому что специальные службы, какими бы они ни были крутыми, какими бы техническими средствами ни располагали, не справятся. Всё равно помощь населения должна быть ощутимой. И внятной. А для этого с населением надо работать. На предмет выявления посторонних лиц, подозрительных, тех, кто высказывает враждебные взгляды в отношении России – вот это очень важный момент,

– считает Михайлов.

Тем более, подчёркивает он, есть возможность быстро “сводить в одну точку различного рода разобщённую информацию”. И, соответственно, упреждать эти действия, хотя имеется уже много хороших примеров работы отечественных спецслужб, которые на стадии замысла выявляют террористов, диверсантов и шпионов. Теперь важно научиться вычислять и вот таких бандитов, которые приезжают и убивают людей.

Что с того?

Глава Ассоциации ветеранов спецподразделения “Альфа” Сергей Гончаров, в свою очередь, полагает, что изначально система “фильтрации” въезжающих в Россию беженцев в зоне досмотра не отвечала серьёзным требованиям ситуации.

Идёт поток машин, гружёных непонятно чем, которые окидывает беглым взглядом сотрудник – и пропускает дальше. Так чего же сейчас мы так наивно удивляемся, что появилось неучтённое оружие, диверсанты, террористы?! Другой момент. Выдавали гражданские паспорта всем подряд. Дело, конечно, нужное. Но ведь очевидно, что следовало вести куда более серьёзную работу на предмет проверки тех, кто изъявил желание получить гражданство РФ? Нет ли за кем-то из претендентов такого, что может послужить основанием для отказа?

– акцентирует внимание Гончаров.

В итоге среди сотен тысяч действительно порядочных, хороших людей, наших новых сограждан, оказалась и прослойка тех, кто внедрился по заданию СБУ в качестве агентов, а теперь ещё и легализовался.

И – что делать? – вопрос к Гончарову.

До тех пор, пока наши спецслужбы не начнут, о чём я уже о говорил в комментариях Царьграду, целенаправленно работать по выявлению врага на освобождённых территориях и внутри России, конкретно – отдельные подразделения, заточенные на это, нам трудно будет перекрыть те каналы, подобные тому, которым воспользовались убийцы Дугиной. Думаю, это уже назрело, и наши компетентные органы озаботились решением проблемы. И я говорю не только о теракте в Подмосковье, но и на тех землях, которые русские войска освободили, там ведь тоже происходят убийства. Раз уж мы обязались их защищать, то это необходимо делать,

– резюмировал эксперт по антитеррору.

*Отряд специального назначения “Азов”, “азовцы” – террористическая организация, запрещённая в России