То, что читают

Глобальное потепление оказалось самым масштабным рукотворным бедствием

Человек преступил дозволенный Природой ресурсный предел роста

На протяжении всей своей истории человечество наращивало производство и использование энергии. Тем самым — предельно сжало пружину, которая начинает распрямляться через частое формирование ураганов и штилей, засух и наводнений, волн жары и эпидемий, извержений вулканов и землетрясений. Эти учащающиеся стихийные бедствия являются результатом того, что человек в погоне за «большой энергией» переступил дозволенный Природой ресурсный предел роста.

Сегодня климатологи всего мира признают, что глобальное потепление — это не результат действия «слепых сил природы», а рукотворный процесс, вызванный производством и использованием большого количества энергии. В индустриальный период истории человечество выбросило в атмосферу более 2 трлн т основного парникового газа (ПГ) СО2, в результате чего климатическая система (КС) планеты получила около 150 тыс. ГВт/ч тепловой энергии. Глобальное изменение климата (ГИК) получило официальное физическое толкование со стороны ООН. Все попытки «климатических скептиков» возражать против антропогенного объяснения ГИК не рассматриваются научными организациями, как 200 лет назад Парижская академия наук не принимала к рассмотрению все проекты вечного двигателя.

Тотальное потепление климата, порождаемое выбросами ПГ, оказалось самым масштабным рукотворным бедствием. Основные источники ПГ расположены в пределах 30–55о северной широты всего на 8% территории Земли. Глобальный промышленный Север эксплуатирует природу глобального аграрного Юга, который в основном продолжает жить по патриархальным и безопасным для биосферы законам. Это очевидная климатическая несправедливость.

На прошлой неделе в г. Глазго (Шотландия) закончил свою работу 26-й саммит сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата, который был объявлен «саммитом последней надежды». Главной его целью являлось представление странами новых обязательств по сокращению выбросов ПГ.

Климатическая риторика становится важным элементом роста политической напряженности в мире. За последние 40 лет Арктика потеряла более 2 млн км2 льда, отчего популяция белых медведей сокращается. Таяние льдов Гренландии увеличивает уровень Мирового океана на 3 мм/год. Такие островные государства Океании, как Мальдивы, Фиджи, Вануату, Кирибати, средняя отметка суши которых не превышает 1,5 м, окажутся под водой. Трагизм ситуации в том, что эти государства несут наименьшую ответственность за потепление, но они пострадают первыми.

Министр тихоокеанского государства Тувалу записал видеообращение для саммита в Глазго, стоя по колено в воде Тихого океана. Он произнес: «Изменение климата и уровня МО губительны для моей страны. Мы тонем!»

Теплостойкие африканцы выживут в своих хижинах при любой температуре. А вот куда будут бежать жители США и Европы при сдвиге природных зон? Дополнительную температуру +3,5оС, которая установится на Земле к 2100 г., не помогут снизить никакие кондиционеры, потребляющие огромное количество энергии. Именно жаркое лето 2021 г. и усиленно работающие кондиционеры заставили изнывающую от жары Европу опорожнить подземные хранилища газа. А нынешней осенью в Германии крутят обучающие ролики на другую тему — «как не замерзнуть зимой».

Остановить рукотворное изменение климата невозможно. Это означает, что уже нынешнее молодое поколение и их дети в скором времени ощутят на себе троекратную по сравнению с сегодняшними бедствиями тяжесть учащающихся засух, наводнений, неурожаев и голода. О сегодняшних жителях Земли думать поздно — они получат весь набор катастрофических последствий, а думать надо о будущем человечества.

Все эти непростые вопросы изменения климата и его последствий обсуждались на «судьбоносном» саммите в Глазго с участием практически всех стран мира. Человечество ради своего выживания пытается исключить ископаемое топливо (ИТ) из энергетического баланса и осуществляет вынужденный переход на возобновляемые источники энергии (ВИЭ). Генеральный секретарь ООН Антонио Гуттериш произнес фразу, сразу ставшую афоризмом: «Место угля — в истории». 

Интересно, что на саммите в Глазго больше всего присутствовало делегатов от компаний, делающих свой бизнес на добыче ископаемого топлива. Эти компании блокируют действия по сокращению использования ИТ. Бизнес, уходя от реального физического снижения выбросов ПГ, пытается изменить методики их подсчета. Подмена практической деятельности по снижению выбросов виртуальными подсчетами усугубляет ситуацию. Страны-участницы обещают, выжидают и торгуются о правилах игры. Только Природа в этих торгах не участвует, а все больше разрушается и страдает от хозяйственной деятельности человека.

В климатической стратегии России основная роль отводится увеличению поглощения ПГ управляемыми экосистемами. Реальное сокращение выбросов к 2050 г. предполагается на 13,6% от сегодняшнего уровня. План этот выглядит слабовато по сравнению с обязательствами других стран. Увеличивать поглощение ПГ восстановлением российских лесов и защитой их от пожаров, конечно, нужно. Их вклад в сохранение жизни на Земле превышает доходы от продажи древесины. Одновременно с лесовосстановлением необходимо снижать выбросы, установив амбициозные цели для каждой отрасли.

Директор Института глобального климата и экологии А.Романовская говорит, что климатические обязательства России означают «фактический рост выбросов ПГ на 36% от современного уровня». При этом потенциал России для сокращения выбросов огромный.

США, Китай и страны Евросоюза успешно используют энергопотенциал своих рек на 70–90%. Весь остальной мир кроме России также собирается увеличить до 2050 г. мощность «зеленых» ГЭС на 60%. Однако в Глазго раздавались голоса, утверждающие, что гидроэнергетика будто бы «плохо подходит для решения климатической проблемы» и что она «уязвима к засухам, наводнениям и является источником метана». К сожалению, в российских властных структурах многие «командиры производства» придерживаются такой же ошибочной точки зрения и тормозят развитие гидроэнергетики на реках Сибири и Дальнего Востока, которая по сравнению с другими видами генерации является самой чистой и самой «зеленой». До 2050 г. Россия способна, как это было в СССР, построить 5 крупных ГЭС и тем самым снизить сжигание угля на 30 млн т в год, а выбросы ПГ снизить на 100 млн т в год. В таком случае рядом с этими ГЭС на нашем полупустынном Дальнем Востоке возникнут крупные города и крупные производства.

При этом многие ошибочно считают, что развитие водородной энергетики поможет решить проблему декарбонизации экономики. Это не так: водород всего лишь энергоноситель и никак не решает проблему декарбонизации, для его производства требуется море дефицитной энергии, а при его дальнейшем использовании он возвращает на 20% энергии меньше.

Радует то, что в России принят Федеральный закон «Об ограничении выбросов ПГ», а также то, что с 2022 г. создается кадастр антропогенных выбросов и абсорбции ПГ поглотителями. Предусматривается регистрация климатических проектов и углеродных единиц, а также ведение реестра углеродных единиц и проведения операций с ними.

Председатель созданного при ООН Финансового альянса за углеродную нейтральность Марк Карни заявил, что альянс мобилизует 130 трлн долл. для превращения мира в углеродно-нейтральный. Названная сумма поражает воображение — это 40% всех активов мировой финансовой системы. В эту цифру предлагается поверить, потому что на протяжении саммита звучали заявления, что у частного бизнеса много денег, и он готов участвовать в благородном деле спасения мира от климатической катастрофы. Сегодня создаются такие механизмы и условия, при которых деньги в первую очередь должны идти туда, где проглядывается природоохранный эффект.

Саммит посетила знаменитая шведская девочка Грета Тунберг, которая справедливо говорит взрослым капиталистическим дядям: «Нельзя ставить прибыль выше жизни». Ей в помощь в борьбе с климатическими скептиками на входе установили говорящего робота-динозавра, который задавал участникам саммита вопрос: «Мы исчезли, потому что нас убил астероид. А какое оправдание у вас?»

Грета — это пример острого восприятия происходящего в мире. Понятно, что юную шведку используют как инструмент, но своими заявлениями она привела к пониманию глобальных экологических проблем армию из миллионов молодых новобранцев. Задача нас — взрослых людей — дать молодежи хорошее экологическое воспитание и образование, обучить их экологической грамоте и культуре, чтобы подрастающее поколение по-настоящему занялось спасением жизни на планете Земля.

Источник