То, что читают

Государственный маразм и «Международный Мемориал»: сбылось предсказание главы организации

Гной прорвался и стремительно несется по трубам

«Нет ощущения, что дело идет к вашему закрытию? — Думаю, до этого все-таки не дойдет». Этот диалог — между вашим покорным слугой и председателем правления «Международного Мемориала» (признан в РФ иноагентом) Яном Рачинским — состоялся год назад. Ян Збигневич оказался, увы, плохим провидцем: Генпрокуратура подала в Верховный суд иск о ликвидации организации — за нарушение законодательства об иностранных агентах, Конституции и Всеобщей декларации прав человека.

«Существует закон о реабилитации жертв политических репрессий, — рассуждал тогда, год назад Ян Рачинский в интервью обозревателю «МК». — Существует концепция государственной политики по увековечению их памяти — пусть и в большей степени декларативная. Есть заявления первых лиц с осуждением массового террора. В этих условиях не очень понятно, кому и какие дивиденды могло бы принести закрытие «Мемориала». Другое дело, что будут, конечно, осложнять, ограничивать нашу деятельность, пытаться ее, так сказать, микшировать. Ну да за 30 лет мы повидали всякое».

Для справки: история организации началась в 1987 году — в московском дискуссионном клубе «Перестройка». Участники дискуссий о тоталитарном прошлом, выделившиеся в отдельную группу, выступили с идеей создания памятника жертвам политических репрессий. Отсюда и название: «Мемориал». Летом 1988 года был сформирован общественный совет «Мемориала» — первым его председателем стал академик Андрей Сахаров.

Именно в то бурное и интересное время возникло и широко разошлось выражение «маразм крепчал», использовавшееся преимущественно для описания государственной политики. Да, маразма и тогда было немало. Но тогда, по крайней мере, была надежда на то, что эта крепость пойдет на убыль. Отчасти оправдавшаяся. А именно — в части преследования людей за их политические убеждения.

Но маразм не сдался. Маразм пережил смутное межвременье и вновь принялся крепчать. Рос, наливался силой и дозрел наконец до стадии, когда организация, занимающаяся исследованием политических репрессий — проводившихся, как правило, под лозунгом борьбы с иностранной агентурой, — сама была объявлена иностранным агентом. В соответствующий минюстовский реестр «Мемориал» был включен в 4 октября 2016 года. Но как ошибались те, кто считал это последней, высшей стадией государственного маразма!

«Прошу ликвидировать Международную общественную организацию «Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал» и ее структурные подразделения», — обращается в Верховный суд генпрокурор России Игорь Краснов (организации признаны в РФ иноагентами).

Одновременно ликвидируется родственная организация, Правозащитный центр «Мемориал» (признан в РФ иноагентом) — соответствующий иск подан прокуратурой Москвы в Московский городской суд. Столичные прокуроры увидели в деятельности правозащитников «признаки оправдания деятельности участников международных террористических и экстремистских организаций».

Что же касается «Международного Мемориала», то, по версии Генеральной прокуратуры, организация систематически пренебрегает обязанностью маркировать свои материалы указанием на свой иноагентский статус. Сам «Мемориал» обвинения категорически отвергает.

«Мы неоднократно заявляли, что закон (об иноагентах. — А.К.) изначально задуман как инструмент для расправы с независимыми организациями, и настаивали, что он должен быть отменен, — говорится в заявлении правления организации. — Однако пока закон существует, мы вынуждены выполнять его требования. Мы считаем, что никаких законных оснований для ликвидации нет».

То, что вопрос выходит далеко за рамки правого поля — по крайней мере, поля российского — выдает уже список международных правовых актов, о которые «Международный Мемориал», как считают в ГП, вытер ноги: «Нарушены нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод (статья 10), Конвенции о правах ребенка (статьи 13, 17, 27), Международного пакта о гражданских и политических правах (статья 19), Всеобщей декларации прав человека (статья 19)…»

Каким образом «Мемориал» мог попрать все эти замечательные документы? В чем, собственно, состояло нарушение? Никаких пояснений текст иска не предлагает. Знакомство с самими перечисленными нормами туман тоже не рассеивает.

Вот, к примеру, содержание упомянутой статьи 19 Всеобщей декларации прав человек: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ».

Ну и в чем тут провинился «Мемориал? С куда большим основанием в нарушении этой нормы можно заподозрить саму Генеральную прокуратуру, требующую ликвидировать организацию как раз таки за распространение информации и идей.

Но особенно, конечно, впечатляет, ссылка на Конвенцию ООН о правах ребенка. На ум невольно приходит знаменитая сцена из «Двенадцати стульев»: «Речь великого комбинатора вызвала среди слушателей различные чувства. Полесов не понял своего нового друга — молодого гвардейца. «Какие дети? — подумал он. — Почему дети?»

Мы имеем дело с похожим случаем: аршином общей логики прокурорскую мысль не измерить. Не стоит, пожалуй, даже пробовать. Есть сильное подозрение, что составители подписанного генпрокурором иска — ну, не сам же он трудился над текстом — действовали согласно весьма популярному у наших правоохранителей принципу «каждое лыко — в строку». Но малость перестарались. Превратили, образно говоря, молитву в фарс.

Впрочем, обедни в Верховном суде этот пересол вряд ли испортит. В отношении политических и идеологических оппонентов власти ее ветви действуют обычно крайне согласованно. Исключение из этого правила и прежде были редки, а в последнее время, пожалуй, вообще отсутствуют. Ну а то, что «Мемориал» и нынешняя правящая элита находятся по разные стороны политико-идеологических баррикад — факт несомненный.

По словам Рачинского, трещина в отношениях между «Мемориалом» и властью возникла вскоре после начала правления Владимира Путина: «Предвестником осложнений можно считать слова президента, прозвучавшие еще в начале 2000-х. Владимир Путин заявил, что историей Отечества надо гордиться… Позиция наших властей состоит сегодня в том, что в истории государства нет позорных страниц. Трагические — есть, а позорных — нет. Государство — это главная ценность».

Позиция «Международного Мемориала» совершенно иная: «Без осмысления прошлого, без наказания преступников — хотя бы тем, что их имена будут названы, а на мой взгляд, это и есть главное наказание, — невозможно двигаться вперед, — говорил глава организации в октябре 2020 года. — Гнойник должен быть вскрыт и очищен. Иначе гной будет только накапливаться. И рано или поздно неизбежно прорвется».

И вот с этим предсказанием Ян Збигневич, как видим, ничуть не ошибся. Гной прорвался и стремительно несется по трубам.

Источник