То, что читают

Ледоколы амбиций: США вступают в арктическую гонку с Россией

Только несколько государств имеют в своем распоряжении действующие ледоколы, включая Соединенные Штаты, Россию, Китай, Канаду и Финляндию. Фото: iurii/ Shutterstock.com

Дональд Трамп ставил задачу догнать Россию на ледокольном фронте, чтобы полноценно конкурировать с ней в Арктике. И несмотря на почти полный отказ новой администрации от инициатив прежней, эту программу решено не сворачивать.

Летом 2020 года президент США Дональд Трамп внезапно заговорил о ледоколах. Он сказал, что

сейчас в США строится самый большой ледокол в мире. В планах создание ещё 10 дополнительных ледоколов. У нас есть только один. В России их 40, у нас один.

Замечания по ледоколам были включены в список новых оборонных приобретений, на которые, как утверждал президент, было выделено финансирование с целью восстановления «всей армии Соединённых Штатов».

Через некоторое время эксперты в разных странах задали вопрос: почему ледоколы считаются объектом обороны, когда их основные задачи носят гражданский характер? Ледоколы в основном используются для поддержки исследовательских экспедиций и доступа к инфраструктуре на полюсах, а также для поисково-спасательных операций в покрытых льдом водах.

Почему американские ледоколы должны быть самыми большими в мире? Не является ли нарастающая «гонка ледоколов» симптомом чего-то большего и более продолжительного, чем желания бывшего президента Трампа? Ответ заключается в сочетании особых географических и климатических аспектов, уникальных для Арктического региона, и растущего глобального геополитического соперничества. 

Ледоколы как краеугольный камень

Только несколько государств имеют в своём распоряжении действующие ледоколы, включая Соединённые Штаты, Россию, Китай, Канаду и Финляндию. Самые крупные и мощные флоты принадлежат России, Канаде и Финляндии. И если первые две страны имеют покрытые льдом прибрежные районы в арктических широтах, то финны озабочены главным образом прохождением северной части Ботнического залива, отделяющего страну от одной из былых метрополий – от Швеции.

Россия и Канада же имеют обширные арктические береговые линии, с проживающим вдоль них населением и с различными потребностями в ледоколах. Кроме того, наша страна аактивно развивает свои арктические территории для добычи нефти и природного газа, а также морских перевозок по Северному морскому пути. Для этого также требуется значительное количество ледоколов.

У США и Китая есть по два частично работающих ледокола (в США их недавно переименовали в «полярные катера безопасности»), которые выполняют миссии как в Арктике, так и в Антарктике.

Несмотря на то что ускоряющееся изменение климата приводит к резкому уменьшению морского льда в Северном Ледовитом океане (а также влияет на морские районы, окружающие Антарктический континент), ледокольная работа по-прежнему необходима для продолжения деятельности на полюсах. 

Арктика и Антарктика в политике

Отличие Арктики от Антарктического региона состоит в двух важных и взаимосвязанных аспектах: географии и политике. В броских терминах Арктика – это «океан, окружённый континентами, в то время как Антарктика – это континент, окружённый океанами». Эти географические различия имеют значение для понимания того, как развивается политика в высоких широтах обоих полушарий.

Антарктида необитаема, за исключением присутствующих там небольшого числа учёных. Её статус регулируется системой Договора об Антарктике 1959 года, который отменил предыдущие территориальные претензии и сделал континент местом для научных исследований с полным запретом на военную активность и добычу ресурсов. В настоящее время эта мирная политическая конфигурация остаётся неизменной – отчасти потому что ближайшими к Антарктиде странами являются не слишком богатые Аргентина и ЮАР, в случае начала экономического противостояния просто неспособные соперничать с недавно вошедшей в «англосаксонский блок» Австралией.

С другой стороны, Арктика не является необитаемой, на её пространстве проживает почти четыре миллиона человек, являющихся гражданами восьми арктических государств. Деятельность в Арктике регулируется рядом международных соглашений, таких как Конвенция Организации Объединённых Наций по морскому праву (ЮНКЛОС), и рядом межгосударственных соглашений о сотрудничестве, заключённых под эгидой самого известного межправительственного форума региона – Арктического совета.

На значительную часть морского дна и недр Северного Ледовитого океана претендует одно или несколько арктических государств в соответствии со статьей 76 ЮНКЛОС. И что важно, нет договора, запрещающего военную деятельность или размещение военных объектов в Арктике. 

Конкуренция великих держав в Арктике

Назревает глобальное соперничество между США и Китаем, в котором участвует и Россия. Это соперничество великих держав всё больше влияет на политическую динамику во многих частях мира, включая Арктический регион, который, несмотря на десятилетия мирного сотрудничества после окончания холодной войны, не связан никакими договорами, подобными антарктическому.

В последние несколько лет США всё больше обращают свое внимание на Арктику в дипломатическом, экономическом и военном плане. Однако многие утверждают, что США немного запоздали с арктической темой с точки зрения политического внимания, распределения ресурсов и стратегического руководства со стороны высших уровней правительства.

Сейчас США явно отстают, особенно от России, в плане военной инфраструктуры, подготовки и оснащения в Арктике. И вот тут им могут помочь ледоколы. Ледоколы, будучи не только оперативно необходимыми для полярных регионов, но и в некоторой степени символизирующими проблемы, присущие полярному климату, внезапно становятся эффективным средством демонстрации арктических возможностей и «арктичности». Ледовые исполины, несмотря на их в основном гражданские задачи, втягиваются в арктическую главу растущего соперничества великих держав, которое всё более откровенно приобретает военный характер.

Самым ярким признаком того, что ледоколам отводится важная символическая роль, выходящая за рамки их практических функций, являются широко распространённые разговоры о растущем «разрыве между ледоколами». Здесь слышен отголосок ракетного разрыва времён холодной войны. Энтузиазм бывшего президента Трампа в отношении ледоколов следует рассматривать именно в таком в свете; США намерены полноценно конкурировать в Арктике с Россией и Китаем, а если понадобится, то и с «карманной» Канадой.

Что с того?

Ледоколы вновь становятся символами «жёсткой силы» США в Арктике. Но всё же на данный момент их институциональным домом является береговая охрана США, а их практические функции в основном заключаются в поисково-спасательных миссиях или в поддержке полярных исследований.

Таким образом, США ещё далеко до имеющихся арктических возможностей России, которые постоянно модернизируются и улучшаются. Так почему бы не заманить американцев в полярную гонку, заставить их бесплодно заморозить (во всех смыслах) там огромные ресурсы?

Материал об истинном смысле происходящего за пределами нашей страны предоставлен Аналитической группой Катехон.

Источник