То, что читают

ВОЗ вместо Конституции: Медведев призвал отдать власть международным бюрократам?

Фото: Gregory Stein / Shutterstock.com

Дмитрий Медведев в "Российской газете" выступил с огромной статьей "Шесть уроков одной пандемии". Уроков шесть, а вывод один: даже в России есть люди, которые не считают суверенитет высшей ценностью.

На кого работаете?

Экс-президент России Дмитрий Медведев неожиданно для многих зарекомендовал себя как один из главных публицистов в российской власти. Политологи задаются вопросом: зачем нужны его газетные статьи? И находят два возможных ответа.

  1. Либо он «озвучивает», точнее, полемически формулирует то, что на самом деле является основанием для принятия серьёзных решений на уровне руководства страны, президента и правительства.
  2. Либо он выступает проводником мнения некоей серьёзной лоббистской группировки, мнение которой президентом сегодня не учитывается – но которая стремится настоять на своём и делает это с помощью статей заместителя председателя Совета Безопасности, экс-премьер-министра, экс-президента.

В этом последнем случае – если это лоббистский приём – ход получается беспроигрышный. С одной стороны, мнение Дмитрия Медведева имеет большой вес просто в связи с его биографией и должностью. С другой – в любой момент и на любом уровне можно, пожав плечами, сказать, что речь ведь идёт именно и только о его личном уважаемом мнении, на которое он имеет полное право. У нас свобода слова, каждый может высказываться, но от статьи зампредседателя Совбеза до решения, подписанного председателем, то есть президентом Владимиром Путиным, – дистанция огромного размера. А если вы случайно спутали статью с подписанным решением, мнение зама с высказываниями самого президента – то, извините, это ваши проблемы.

Очень хотелось бы, чтобы верным оказалось второе предположение, а ни в коем случае не первое. Потому что в последней своей статье Дмитрий Медведев, что называется, «отмочил». Он написал, что

  • во-первых, страны мира должны поступиться геополитическими интересами и признать вакцины от COVID-19, разработанные в других странах;

  • во-вторых, необходимо наделить Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ) полномочиями по принятию «значимых мобилизационных решений» в условиях пандемий;

  • в-третьих, … в определённых ситуациях общественная безопасность всего населения важнее соблюдения прав и свобод отдельного гражданина. Защита большинства – фундаментальный принцип демократии.

Принуждать нельзя убеждать

С третьего начнём: этот пункт проще всего для понимания. Как бы неохотно, с большим количеством оговорок, но в своей статье зампред Совбеза признаёт необходимость – в ряде случаев – принудительной вакцинации. Нет, он начинает своё рассуждение с того, что «принуждение не слишком эффективно, а просвещение необходимо». Он признаёт, что перед государством «встают вопросы, неоднозначные с точки зрения морали». Он спрашивает, насколько принуждение оправдано – и в итоге оправдывает принуждение. Так, как бы нехотя, не до конца. Слегка. Пишет:

Конечно же, ради спасения миллионов свободу десятков и даже тысяч ограничивать можно. Так не раз происходило в ходе войн, при террористических угрозах, во время эпидемий. Но «можно» не означает «обязательно». И хотя некоторые страны фактически заставляют своих граждан вакцинироваться, Россия таким путём не пошла: вакцинация в нашей стране является в целом добровольной. Хотя есть постановления об обязательной вакцинации отдельных категорий граждан…

То-то и оно, что «отдельных категорий». Тот-то и оно, что в реальной жизни декларированная свобода и требование «убеждать, но не принуждать» уже остались в прошлом. То-то и оно, что в практике России, как и всех остальных развитых стран, принуждение к вакцинации – это уже норма. А свобода отказа от вакцинации – не более чем благое пожелание.

Это означает, что государство взяло на вооружение (в России точно так же, как и на Западе, и это особенно скверно) обыкновенное, простое, ничем не оправданное лицемерие. Говорим одно – делаем другое. Говорим: поступайте как знаете, и тут же закручиваем гайки.

Это и само по себе очень плохо, но ещё хуже, что такое лицемерие получает оправдание со второго, считая сверху, этажа верховной власти. Зачем, кстати, это оправдание? Перед кем?

ВОЗ всемогущая? Спасибо, нет

Третье обсудили, вторым продолжим. Что означает «наделить ВОЗ полномочиями по принятию значимых решений»? Это означает, что решение международной общественной организации в определённой ситуации должно быть обязательным к исполнению национальными правительствами, в том числе правительством России. То есть в каких-то определённых (чем? очевидно, международным договором) обстоятельствах правительство России должно делать не то, что оно считает правильным, а то, что сказано за океаном. И даже не в ООН, например, сказано, и не определено в переговорах между Россией и другими великими державами – а придумано международными, совершенно никому не подотчётными, безответственными международными бюрократами. Единственная цель которых состоит в том, чтобы пугать мировое сообщество, подчеркивая свою значимость. Потому что если эту значимость не подчеркивать, мировое сообщество начинает задумываться: а зачем оно эту самую ВОЗ подкармливает? Нужна ли она?

И вот от вопроса «нужна ли ВОЗ», есть ли от неё польза, Дмитрий Медведев стремительно переходит к вопросу: а не пора ли ВОЗ ограничить суверенитет Государства Российского?

Нет, разумеется, он предполагает ограничение не только российского суверенитета, а вообще всех стран. И предлагает это как альтернативу ситуации, сложившейся в ходе борьбы с реальной пандемией. Дмитрий Медведев справедливо пишет, что полностью опустить «железный занавес», закрыть свою страну и свой народ от вируса не может ни одно государство – и, стало быть, для борьбы с серьёзной эпидемией необходимы совместные усилия многих стран.

В разгар пандемии призывы к всеобщей солидарности и взаимопомощи в борьбе с болезнью, к отмене санкций, которые мешают работе систем здравоохранения, и даже к прекращению огня в «горячих точках», по сути, провалились. Национальный эгоизм, «пещерная логика» времен холодной войны, параноидальные фантомные страхи, попытки защитить собственные, узкие геополитические интересы сплошь и рядом оказывались гораздо сильнее общечеловеческих ценностей,

 – пишет Дмитрий Медведев, и с ним невозможно не согласиться: так всё и происходило. Другое дело, что от международной солидарности и совместных усилий, от согласования шагов в борьбе с эпидемией до отказа от суверенитета, до согласия передать право принятия судьбоносных решений в руки международных бюрократов – тоже дистанция огромного размера. И преодолевать её не надо.

Не только потому, что Конституция России в редакции 2020 года прямо это запрещает. Но и потому, что реальная, данная нам в ощущении ВОЗ со своими, мягко говоря, противоречивыми рекомендациями на разных стадиях эпидемии совсем не выглядит организацией, которой можно делегировать право принятия решений. Как бы себе дороже не вышло.

Больше вакцин! Хороших? Нет, разных!

Наконец, первый из важнейших выводов, которые сделаны в статье Дмитрия Медведева: необходимость взаимного признания по всему миру всех значимых вакцин. Если это заявление, направленное вовне – требование признать русские вакцины и прекратить дискриминировать путешествующих граждан России, – то возразить нечего. Совершенно справедливое требование. Действительно, ситуация, когда въехать вакцинированному русской вакциной в Венгрию можно, а в Австрию нет, выглядит просто дурацкой, и ничем, кроме политических мотивов, объяснить такое положение дел не получается. И требование «снабдить ООН или ВОЗ достаточным количеством таких препаратов (то есть вакцин) для передачи странам, неспособным закупить их самостоятельно» тоже возражений вызвать не может. Просто по соображениям человеколюбия.

Однако можно ведь прочесть предложение Дмитрия Медведева и иначе. Отказаться от «вакцинного национализма» (именно так он пишет) означает ведь отказаться от описанной им позиции:

Все страны стремятся поддерживать в первую очередь своих производителей. Кроме того, вопросы вакцинации приобретают идеологическую окраску: «Своё – значит лучшее!», даже если этому нет подтверждений. Действует и коммерческий интерес, когда страны стремятся выгодно продать собственную вакцину на международном рынке и победить конкурентов.

Да, действительно, именно так всё и выглядит сегодня. И, простите великодушно, а почему, собственно, Россия должна от этой позиции отказываться? Почему должна перестать утверждать, что её вакцина лучшая в мире (коль скоро опыт её применения в разных странах вполне даёт повод для гордости)? Почему не должна защищать отечественного производителя перед лицом иностранной конкуренции в ситуации, когда часть западных вакцин подвергается очень мощной критике?

На эти вопросы Медведев предусмотрительно не отвечает.

Что с того?

Прямо сейчас либеральные СМИ и аккаунты в социальных сетях в России переполнены призывами признать в России «человеческие вакцины» (этими словами и пишут!). Прямо сейчас недоверие к отечественной вакцине у «патриотов заграницы» сочетается с яростной пропагандой препаратов, созданных на Западе. Прямо сейчас желающих разрешить «избранным» привиться пфайзером в Москве хватит на большой коммерческий проект.

И как бы не вышло так, что статья Дмитрия Медведева станет использоваться для лоббирования именно этих интересов. Тогда мы получим не взаимность и международную солидарность, а просто небольшой сколковский бизнес по ввозу в Россию модного, заграничного и, чего греха таить, прибыльного.

Источник